• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

История животного царства



Александр Павлов

Мы все хорошо помним эту историю, когда владыка лев, царь всех зверей, попросил своих подопечных животных разделиться на две категории – на умных и красивых. Обратим внимание, что лев высоко ценил своих подопечных, потому что не предлагал зверям выбирать между тупыми и безобразными: так или иначе он ценил вообще всех. Выбирать было тяжело, но каждый для себя в тот момент четко решал, с кем он – с красивыми или с умными.

Некоторые пошли к умным. Например, сова или ученая мышь. Но многие решили быть красивыми – антилопа, рысь, пантера, пума и, конечно, лиса. Свинья тоже было ринулась к красивым, но ее не приняли, мотивируя это тем, что от нее плохо пахнет, а неровная щетина на подбородке никак не вяжется с представлениями о прекрасном. И пусть свинья рьяно пыталась доказать, что настоящая красота – она внутри зверя, ей было сказано, что так говорят только некрасивые и толстые животные. В общем, к умным свинья пошла.

Лишь одна макака, наша общая знакомая, то ли по глупости, то ли по хитрости, то ли по причине выдающегося самомнения, не выбрала ни одну из сторон, потому что была, как ей самой казалось (и, надо сказать, у нее на то были основания), в одинаковой степени и умной, и красивой. С тех пор макака слывет умнейшим и красивейшим из животных, а все прочие звери – лоханувшиеся – завидуют ее талантам и практической сметке. Казалось бы, на этом все заканчивается. Но нет.

Мало кто знает, что у истории есть продолжение. И оно совсем не про макаку, а про остальных зверей. Дело в том, что попугай, тоже встав на сторону красоты, оказался большим ценителем всего прекрасного, особенно звериных форм. Он восхищался кисточками на ушах у рыси, изгибом рогов антилопы и каждый раз впадал в немой экстаз, созерцая ярко-огненный хвост лисицы. В итоге он подумал: а почему бы не выбрать самого красивого среди зверей? Пусть все знают, кто в нашем животном царстве самая красивая пума. Он пошел ко льву и испросил у него разрешение устраивать конкурс животной красоты, выбил поддержку (в том числе финансовую), статус и возможность печатать бесплатные плакаты с фотографиями, развешивая их по всему лесу. И дело пошло!

Были, разумеется, и неприятные моменты. Однажды в конкурсе решил принять участие енот, тоже в свое время выбравший сторону красивых, и стал уговаривать попугая пустить его на сцену показать всем животным свои красивые черные пятнышки вокруг глаз. Попугай приобнял енота, отвел его в сторонку и негромко, но по-отечески сказал: «Енот, брат… Ты самый красивый среди животных. Но мужикам участвовать в этом мероприятии нельзя. Другие звери не поймут. Представь, как ты нелепо будешь выглядеть? Смех же, да и только». Так и не пустили енота к участию.

Конкурс тем временем проходил из года в год. Пока, наконец, не начал надоедать некоторым животным. Многие из них, впрочем, были умные и потому особо не ввязывались в дискуссию, занимаясь умными делами. Но однажды в царство зверей пожаловали овчарки, которые побывали в соседнем животном – прогрессивном – государстве и там нахватались от утконоса разных идей. Поджарые, короткостриженые, в кожаных куртках, вооруженные идеями прогресса, равноправия и справедливости, они были совсем другой крови. Оценивать животных по их телесным качествам им претило, а признавать власть льва они тоже не могли, хотя бы по причине ее патриархальной природы. Овчарки стали рычать, что, мол, мы должны ценить рысь не за кисточки на ее ушах, а за то, что она есть сама по себе, потому что кисточки на ушах и веснушки на носу – это не что иное, как объективация. А объективация – это зло. И хотя овчарки были против патриархата, они обратились ко льву с просьбой устранить дискриминацию животных.

Лев был очень мудрым, взрослым, а еще – пожившим. На все происходящее он уже давно смотрел уставшим взглядом, потому что у него были другие дела. Но он поручил разобраться. Попугаю предъявили за объективацию. Он выслушал и сказал: «Ок, никакой объективации! Это будет типа конкурс талантов: пусть звери покажут, как они ловко прыгают и умело ловят добычу». На деле же ничего не поменялось. Во время конкурсов все смотрели за плавными изгибами и грацией пантеры, а не за ее звериными навыками. Овчарки поняли, что это обман, и снова подняли шум. Льву было не до того, и, особо не разбираясь, он распорядился лишить затею попугая официальной поддержки звериного царства. Так овчарки одержали полную и уверенную победу в неравной борьбе добра против зла. Потом некоторые животные еще ходили ко льву жаловаться, что, мол, не много ли на себя берут эти овчарки в кожаных куртках? Но лев уже спал и, устав от никому не нужного скандала, не обращал внимания на суету, творившуюся вокруг него.

Тогда лев для себя решил, что попугай действовал не очень красиво, но и овчарками был недоволен. Ведь завтра они придут и устроят новую травлю, на этот раз енота, и только потому, что он рассказывает у костра своим друзьям про выдающихся мертвых зверей-мужчин – бурого медведя, белого медведя и медведя-гризли, – не упоминая при этом черепаху. Но все это было пустое. Единственное, о чем начал задумываться лев на самом деле, так это о том, что происходит с умными животными. А с ними ничего не происходило. Они сидели и тихо читали книги, писали статьи и принимали участие в конференциях.

Но однажды ко льву пришла лиса, которая, хотя и считала себя красивой, оказалась в замешательстве после пропаганды овчарок. Она испросила у самого мудрого из тех, кого она знала, совета – оставаться ли ей красивой или, может быть, вступить в отряд овчарок и вести работу на местности, доказывая всем животным вред дискриминации. Лев, будучи и в самом деле умным зверем, не стал уходить от ответа и сказал, что думал. Он посоветовал лисе пойти к умным животным. Лиса послушалась. Она поступила в животную аспирантуру, а после с успехом защитила диссертацию о том, как правильно ощипывать кур, и в итоге стала выдающимся ученым. Позже вместе с мышью и свиньей лиса организовала научно-учебную лабораторию. Сова потом очень хвалила лису и ставила в пример другим животным.