• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Кролик на Покровке

Александр Павлов, доцент факультета гуманитарных наук, – о кролике и мидиях как о важном показателе уровня университетской жизни.


Александр Павлов

С самого своего прихода в Вышку я мечтал написать один текст, но решительно не мог представить, где бы я мог его опубликовать. И вот, копаясь в глубинах (под)сознания, я извлек давно лелеемую идею. Встречайте лучшую колонку в «Окнах роста» на очень важную и актуальную тему.

Про еду.

Дело в том, что помимо прочих вещей я занимаюсь еще и фуд-критикой. От ресторанного критика фуд-критик отличается тем, что еда его интересует в принципе, то есть в оптику его исследований попадают все доступные места питания и сама еда как таковая, будь то лобстер в ресторане или домашний бутербродик с вареной колбаской.

Так вот, с начала 2000-х я приступил к добровольному исследованию столовых в различных местах Москвы. Согласитесь, что об организации можно судить в том числе и по тому, как она кормит своих сотрудников и гостей. Если это не единственный фактор, то по крайней мере один из важных. Ссылаясь на то, что прихожу по важным деламв Госдуму или Совет Федерации, я, быстро обсудиввсе дела, стремглав бежал в столовую. С этой же целью в рамках своего проекта, ставшего уже «исторической социологией», я посетил несколько министерств. Так вот, кормили во всех этих заведениях не очень. Не знаю, может, теперь что-то изменилось. Но тогда, в 2000-х, все эти места питания сильно проигрывали университетским.

На тот момент недосягаемым идеалом общественного питания я полагал столовые МГУ. У каждой был свой шарм. В главном здании ты мог отправиться прямиком в советское прошлое, посетив одну из двух столовых внизу – первую или вторую. Изюминкой в одной из них был ответственный за раздачу полный молодой человек, служивший напоминанием всем пришедшим, что они всего лишь пассажиры на этом празднике жизни, в то время как он был настоящим барином. С ним не просто мирились, но принимали эту позицию как должное – такой порядок заведен был не нами, и не нам его было нарушать.

Без труда любой мог полакомиться и в профессорской столовой, в которой были представлены эксклюзивные блюда – летом холодный борщ, например. В первом гуманитарном корпусе положение было похуже, но неприхотливые студенты, ППС и администрация довольствовались и этим, всячески выражая лояльность столовой на втором этаже. Еще была восьмая – репутация у нее была не лучшая, и туда ходили либо от отчаяния, либо за новыми ощущениями.

Это, конечно, не полный список, но контуры я слегка обрисовал. Про другие вузовские столовые рассказывать не стану, потому что для компаративного исследования достаточно эмгэушного кейса.

Итак, в конце нулевых я попал в Вышку и, конечно, первым делом пошел на разведку в столовые. С тех пор я беспрерывно веду мониторинг мест общественного питания.

Даже по столовым можно легко увидеть разницу между вузами. МГУ в своем фундаментальном величии все еще ориентируется на традиции: за семнадцать лет меню главного здания не сильно изменилось, и там мы все еще можем отведать мое любимое блюдо – бифштекс по-казачьи с картофельным пюре и красной квашеной капустой на гарнир. Хотя перемены в новых корпусах, разумеется, очевидны, и мы все чаще сталкиваемся с новоделом – тотальным волюнтаризмом работников общепита. Во всех корпусах свои столовые, и там в меню не классика, а все что хочешь.

НИУ ВШЭ сложно предъявить этот упрек, так как каждый корпус изначально ориентировался на собственную концепцию питания. Несмотря на то что некоторые «столовые», или, лучше сказать, «кафетерии», заслуживают всего лишь удовлетворительной оценки, университет все же может похвастаться очень большими достижениями и в этом плане выигрывает у МГУ в общем зачете. Проблемы со столовыми во ВШЭ, конечно, есть. Однако я, например, стараюсь припомнить хамство на раздаче, но ничего в голову так и не приходит.

Особенно я бы хотел отметить современную классику – столовую на Мясницкой, 20. Здесь традиции мирно уживаются с весьма удачными экспериментами. Например, за все эти годы в столовой так и не изменили коронному десерту – запеканке (иногда довольно успешно подменяя ее сырниками). Кроме традиционных блюд вы можете отведать здесь и экзотику. Именно в этой столовой вам подадут лягушачьи лапки или мидии, запеченные с зеленью и сыром. А в дни той или иной национальной кухни здесь раздолье для гурмана или фуд-критика. Кроме того, не могу не упомянуть об очень удачном нововведении, которое, кажется, на наших глазах становится живой классикой, – колбасках по-немецки с капустой на гарнир (капуста включена в стоимость блюда!). Ну и за ту цену, которую за него просят, кофе «Черная карта» может скрасить любой обед. А если вы эстет, тогда можете отправиться за этим напитком в соседнее кафе. Одним словом, все для людей.

Из грустного отмечу, что очень тоскую по неклассике – столовой на Покровке. Хотя это место по некоторым параметрам проигрывало Мясницкой, там подавали блюда, без которых не может обойтись ни одно уважающее себя и, следовательно, посетителей заведение общепита, – утку и кролика. После удачного обеда я любил хвастаться знакомым, что «сегодня ел кролика на Покровке». И уже несколько лет мне его очень не хватает. Может быть, на Мясницкой его и дают, но удача мне ни разу не улыбнулась.

«Брусника», конечно, тоже держит марку, но это уже постклассика общепита. Она представляет собою сетевое заведение, то есть не является эксклюзивно вышкинским местом. Поэтому мне сложно выносить о нем суждение как о чисто университетском.

Не имея возможности описать все плюсы столовых НИУ ВШЭ, я просто скажу, что с ними у нас все хорошо. И в год «антиюбилея» мне бы хотелось поблагодарить всех работников общепита нашего университета, которые каждый (рабочий) день радуют всех нас, причастных к вузу. Спасибо! За кролика, за утку, за мидии. За все спасибо.