• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Чай на кафедре



Александр Павлов
, доцент факультета гуманитарных наук, - про особенности одной академической традиции и последствия ее отмены.



13 июня 2017 должно состояться ежегодное собрание ППС Школы философии факультета гуманитарных наук. Должно, потому что в тот момент, когда я пишу эту колонку, оно еще не состоялось.

Дело в том, что недавно сотрудник Школы прислал всем коллегам письмо с повесткой собрания. Как обычно, в повестке у нас много всего важного – аж пять пунктов для обсуждения. Однако позже он прислал еще одно письмо, в котором содержался дополнительный пункт повестки дня. И какой! «6. Обсуждение создания кафедр в структуре Школы философии». Я очень надеюсь, что не выдаю никакой внутренней тайны – в конце концов, собрание официальное, ну и кроме того – это же только обсуждение.

И тем не менее я взволнован. Уверен, все читатели понимают мое волнение.

Несколько лет назад, когда происходила реорганизация научно-учебных подразделений в НИУ ВШЭ, было принято решение ликвидировать кафедры на многих факультетах. Не знаю, чем это было обусловлено, но даже я нашел бы причины, чтобы объяснить, почему кафедры не нужны. Конечно, я бы смог доказать и обратное. Как плюсы, так и минусы кафедр очевидны. Но ладно – решили, ликвидировали. Кое-где в университете кафедры еще остаются (зависть!), но и они, по по слухам, готовятся к тому, чтобы реорганизоваться в одно единое подразделение. А тут – мысли о том, чтобы вновь создать кафедры.

Отсюда вопрос: нужно ли возвращать кафедры в НИУ ВШЭ? Я поясню, что я имею в виду. Я не отвечаю на него за всех, а именно ставлю проблему. Вдруг сотрудники мечтают о возвращении этой формы научной жизни, но не признаются в этом. Тогда эту проблему лучше обсудить.

Не так давно я разговаривал с одним очень уважаемым коллегой, который не работает в ВШЭ, но возглавляет кафедру в другом известном ВУЗе, и он поинтересовался у меня: «Саша (Саша – это я, он меня давно знает и поэтому может себе позволить. – А.П.), а на какой вы там (в ВШЭ. – А.П.) кафедре-то?». Я сначала растерялся, не знал, что ответить, а потом  признался: «Нет у нас кафедр. Были, а теперь нет. Ну, а раньше я служил на такой-то». Мой коллега расстроился, задав последний вопрос: «Так что же это, и чаю даже негде с коллегами попить?!». Все, разумеется, понимали, что это риторический вопрос. Потому что и так ясно: негде.

А раньше да.

Однажды к нам на кафедру пришел новый сотрудник, который тоже привык к кафедральной жизни в другом ВУЗе. А у нас все было немного по-другому: кафедра была, но не в жестко определенном смысле. Вместо помещения кафедры у нас, тогда еще на философском факультете, был только кабинет заведующего, в котором сам он, впрочем, редко бывал, а кафедральные заседания мы проводили в соседних просторных аудиториях. Наш новый коллега провел в комнатке реформы – организовал пространство, навел уют, решил вопрос с чайником и всем сопутствующим. И каждый раз, когда мы встречались на факультете, мы шли пить чай на кафедру.В том здании пить чай особо больше было негде. Поэтому все то, о чем я рассказываю, важно. То есть я хочу проговорить это специально: пить чай на кафедре – это не в кафе чаи гонять.

 ______________________________________________

Каждый раз, когда мы встречались на факультете, мы шли пить чай на кафедру.

 ______________________________________________


Помимо этого все сотрудники кафедры чувствовали себя единым коллективом, принимали решения на своем уровне, участвовали в обсуждениях тех или иных вопросов, причем без особого напряжения – никто не злоупотреблял нашим временем, а видеться было полезно и всегда интересно. Также это был вопрос какой-то минимальной идентичности – ты участник коллектива, ответственный за такую-то предметную область на факультете и в рамках своей кафедры и т.д.

Но все же НИУ ВШЭ – особый ВУЗ, и попытка организовать научную жизнь без кафедр - это полезный эксперимент. Мне он представляется вполне удачным. Мои коллеги, как мне кажется, легко пережили утрату. Каждый ученый стал атомарной научной единицей, принимающей решения в жизни Школы в других формах. Это неплохо – освободилось какое-то время, а бывшие заведующие в том или ином виде сохранили свой статус.

Признаться, про этот вопрос я позабыл, и, возможно, это действительно могло быть болезненным для некоторых заведующих. Да и тем, кто учился и работал в университетах, где кафедры играют особую роль, имеют долгую историю существования, возможно, было тяжелее смириться с потерей кафедр. Просто мы про это как-то не говорили.

А теперь, может быть, стоит поинтересоваться у руководителей структурных подразделений или даже опросить ППС (а если такие опросы были, то как-то опубличить их), что они думают про потерю кафедр. Просто понять настроения.Сказать честно, если их сейчас соберутся возвращать, это будет выглядеть немного странно. Но если потребность существует, можно было бы подумать над тем, как ее удовлетворить.

Тем более что чай пить негде. Конечно, есть преподавательские, есть буфеты и кафе. Но ведь раньше же был чай на кафедре с ближайшими коллегами. Это совершенно уникальная практика, аналогов которой нет.


PS

На собрании выяснилось, что кафедрами называются «научно-учебные коллективы», которые не будут структурными подразделениями школ и департаментов, но будут объединять людей по темам и интересам – и те смогут пить чай во время заседаний. Больше пока ничего не ясно.