• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Долгий путь к академической зрелости

Елена Шакина, заведующая Международной лабораторией экономики нематериальных активов НИУ ВШЭ в Перми, – о том, как ее друг чуть не потерял любимую профессию

Елена Шакина


Не так давно у меня состоялся очень интересный разговор с моим другом и коллегой. Когда-то мы вместе поступили в тогда еще новое, никому не известное учебное заведение. Спустя 25 лет Вышка стала одним из ведущих российских университетов, далеко шагнув за пределы исключительно социальных наук, а мы с моим коллегой теперь вместе здесь работаем. Но вернемся к нашему разговору…

Мой коллега, назовем его Виктор, был очень талантливым студентом, его отмечали все без исключения преподаватели. В нем всегда проявлялись способности к анализу, креативность, системность. Он отлично выступал на публике, что впоследствии помогло ему стать очень хорошим преподавателем. И вот неожиданный и печальный для него результат: не защитив вовремя диссертацию из-за отсутствия достаточной мотивации и времени, не включившись в исследовательские проекты и в итоге не получив импульс к собственному академическому развитию, Виктор оказался за бортом. Сегодня его академические результаты не соответствуют требованиям Вышки и не позволяют ему здесь преподавать.

В отличие от многих, он не обвинил мир в несправедливости, а решил понять, что именно помешало ему реализоваться в любимой профессии преподавателя. И главное, не поздно ли это исправить? И вот этот спонтанно начатый разговор за чашкой кофе с моим другом заставил меня еще раз задуматься о том, почему множество созданных в Вышке стимулов к академическому развитию не всегда работают. Наряду с объективными причинами, про которые сейчас много говорят (отсутствие достаточной конкуренции между преподавателями внутри и вне университета, неоцененность академической профессии в России), мне было очень важно понять, как эту ситуацию видят те, кто по той или иной причине не смог адаптироваться к стремительным преобразованиям и развитию Вышки последних лет.

Итак, самая важная, по мнению Виктора, причина… «Мы воспроизводим в своем профессиональном развитии в университете то, что видели сами, когда учились», – говорит он. Это настолько глубоко закладывается в наше восприятие университета, что все новые приходящие извне сигналы мы склонны отвергать. Другими словами, придя в «молодую» Вышку, где в первую очередь ценилось хорошее методичное преподавание, сложно было вовремя осознать, что обучение – далеко не единственная функция сильного университета.

Ни способности, ни интерес к академической профессии не могут существенно повлиять на то, какой путь развития выбирает для себя молодой преподаватель. Скорее всего, в более развитых академических системах ценности и понимание особой роли преподавателя и исследователя формируются на уровне постуниверситетского образования. Докторские программы ведущих университетов мира достаточно селективны, и аспиранты, обучаясь на них, получают доступ к живым примерам успешной академической карьеры, а главное, они могут наблюдать причины этого успеха. Присутствие неявных знаний об академической профессии критично важно для молодых преподавателей. К сожалению, слабо развитое постуниверситетское образование и отсутствие «плотной» академической среды в российских университетах не дают нам этой важной составляющей формации будущего преподавателя и исследователя.

Вторая по важности причина. «Мы были лучшими студентами и поэтому получили предложение остаться в университете. А потом нам неудобно и стыдно было признаться, что мы чего-то не знаем или не умеем». А путь развития до наступления «академической зрелости» длинный и не самый простой. Куда проще найти другие причины отсутствия академических результатов: нет времени, нет мотивации, нет интереса к «не имеющим ценности, оторванным от реальной жизни исследованиям».

В действительности, решив строить академическую карьеру, молодой преподаватель должен быть готов к достаточно длительным и большим инвестициям сил, времени и денег. Он должен осознать то, что после шести лет учебы в университете он находится лишь на полпути к тому, чтобы получить выбранную им академическую профессию. За ними следует выбор исследовательского направления, получение знаний о том, как эти исследования проводить и публиковать, и как результат – получение степени кандидата наук или PhD западного университета. К тому же требования к качеству исследований сейчас растут так стремительно, что даже на этом процесс обучения чаще всего не заканчивается. По сути, академическая профессия требует непрерывного обучения, встроенности в международные исследовательские сети, способности продвигать себя и свои исследования на академическом рынке.

А по поводу того, не поздно ли исправить ситуацию и после 15 лет преподавания в университете вновь приступить к диссертации, научиться проводить исследования и публиковать результаты, которые были бы интересны и полезны другим... У меня в этом нет никаких сомнений. И это я сказала своему другу, который, я надеюсь, осознанно выбрал свой путь и теперь не захочет с него свернуть.