• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Международный рекрутинг в Вышке: новые реалии

Как повлиял кризис на международный рекрутинг в Вышке, какие факультеты в этом году приняли на работу рекордное количество специалистов из топовых университетов мира и что такое дистанционные контракты, «Окнам роста» рассказала Валентина Кускова, заместитель первого проректора НИУ ВШЭ по международному рекрутингу, руководитель Международной лаборатории прикладного сетевого анализа.

Как отразилось на международном рекрутинге резкое понижение курса рубля? 
Резкое падение курса рубля не могло не сказаться на международном рекрутинге: привлекательность зарплат для зарубежных коллег, рассматривающих предложения в валюте, снизилась ровно в два раза, поскольку НИУ ВШЭ платит приглашенным специалистам в рублях. С другой стороны, стоимость жизни в Москве не выросла в два раза, особенно если учесть, что основные расходы приезжающего сюда специалиста – это аренда жилья. Его стоимость существенно снизилась за время кризиса в связи с отъездом временной рабочей силы, поэтому можно сказать, что жизнь в Москве в связи с этим даже несколько подешевела. 
Если говорить о количестве приезжающих и уезжающих, здесь статистика осталась относительно стабильной.В среднем мы теряем по шестьмеждународных специалистов в год, и понижение курса рубля не увеличило потокуезжающих. С точки зрения набора новых специалистов в настоящий момент мы ограничены бюджетом больше, чем снижением к нам интереса. С 2013 года начал осуществляться набор международных специалистов по семнадцати направлениям (сейчас уже по восемнадцати), и именно в 2013 году был зафиксирован исторический максимум заявок – около тысячи.2013 год был последним предкризисным,именно тогда Вышка пригласила рекордное количество коллег с международного рынка – тридцать четыре специалиста. Это был первый год, когда удалось отобрать кандидатовпочти на все направления с учетом того, что никакого ограничения по бюджету в тот год не существовало. В 2014 году количество заявок снизилось до 555; это, конечно, связано с кризисной ситуацией, но и тогда было набрано столько специалистов, насколько хватило бюджета (20).В 2015 году (набор на начало работы в сентябре 2016 года) курс рубля по сравнению с прошлым годом почти не изменился, и коллеги с внешнего рынка подавали заявки, уже исходя из новых реалий. Поэтому в 2015 году было подано 463 заявки, причем по каким-то направлениям наметился серьезный спад, в то время как по другим (например, по экономике) количество заявок осталось практически на докризисном уровне. 

Наблюдается ли положительная динамика по заявлениям?
По одному из направлений в 2015 году количество заявок серьезно возросло. В Школу философии факультета гуманитарных наук было подано 180 заявок, тогда как в 2014-м – двадцать пять. Такой резкий скачок обусловлен грамотным PRи рекламными инструментами, которые мы использовали, а также работой, которую проводили коллеги из Школы философии в международном сообществе. Мы серьезно подошли к тому, чтобы правильно размещать объявления – на тех внешних сайтах, где философы высокого уровня рассматривают свои карьерные возможности и предложения от международных вузов.Не могло не сказаться то, что наши философы входят в топ-200 рейтинга QS. Кроме того, Вышка – один из немногих университетов в Европе, который предоставляет философам позицию с возможностью tenure – бессрочного контракта. В большинстве вузов по эту сторону океана с философами заключают контракты на 1-3 года, исключение составляют разве что университеты Голландии и Британии, в других странах Европыэто единичные вузы. Уже работавшие в Школе философии иностранцы сыграли важную роль в привлечении кандидатов; например,доцент Хайнц Эльмар Штефан Хессбрюгген-Вальтер очень активно занимался привлечением коллег. Заместитель руководителя школы по науке Дарья Дроздова проделала большую организационную работу, лично сопровождая весь процесс рекрутинга. То есть такой скачок заявок обеспечила не только грамотная рекламная стратегия, но и слаженная работа академиков и администраторов внутри факультета.
Второе направление, о котором стоит рассказать, – это экономика. В этом году экономисты побили рекорд по количеству привлеченных специалистов. Казалось бы, этот год – слабый для экономики, но у них не снизилось количество заявок. Несмотря на то что МИЭФ проводит международный рекрутинг отдельно от факультета экономики, некоторые специалисты подают заявки в оба подразделения. При этом в МИЭФ и на экономфаке разные отборочные комитеты, но они могут между собой договориться, если какой-то кандидат интересует и тех и других. В этом году в Москву только на позицию tenuretrack приехало семь человек: пять– на экономфак, двое – на МИЭФ, и один специалист приехал в Санкт-Петербург, но отбор прошел в Москве: был выбран объединенным отборочным комитетом по экономике. В самые «тучные» годы на это направление мы приглашали максимум шесть человек.
Третье направление, которое хочется отметить, – постдоки. Эта программа в серьезном масштабе существует уже три года, и количество и качество заявок продолжает расти.Мы одобрили в этом году максимум тридцать человек, на которых были выделены средства, и это далеко не предел, учитывая количество желающих. Здесь успех даже не в количестве, а в том, что люди, которым интересно работать в России, интересно работать в Вышке, но которые могут быть не готовы подписаться под долгосрочными обязательствами, приезжают «попробовать»на год, а в итоге остаются. По статистике,из тридцати человек примерно пять переходят на позицию tenuretrack и еще десять остаются, продлевая контракт постдоков. Половина – очень хороший уровень удержания для таких временных позиций.

Как изменилось и изменилось ли качество заявок и отбираемых кандидатур?
У нас есть общая система критериев отбора, которая прописана в регламентах международного рекрутинга.Это должны быть специалисты, которые имеют степень PhDи опыт работы или обучения в достаточно серьезном исследовательском университете. В предпочтениях – университет, который готовит исследователей, а не преподавателей, и таких вузов по всему миру не очень много. Мы рассматриваем кандидатуры специалистов, которые публикуются в лучших зарубежных журналах, смотрим на количество и качество публикаций. Это стандартные критерии отбора, но в каждой из дисциплин существуют еще и свои требования.
Экономическая ситуация нас серьезно задела, и это сказывается на тех дисциплинах, в которых Вышка пока неизвестна за рубежом так широко, как хотелось бы. Если говорить в общем,то количество заявок, конечно, снизилось, но при этом существенно изменилось и их качество. Раньше к нам приезжали те кандидаты, которые хотели в первую очередь зарабатывать деньги, так как мы платили зачастую больше, чем университеты Европы.И те, кто к нам,да и вообще в Россию,приезжал за деньгами, в связи с кризисом отсеялись органически. Но среди кандидатов встречались такие, для которых деньги – не главное, именно онисейчас и продолжают подавать заявки. Особенно четко это проявилось у философов и экономистов, а также у постдоков, для которых Россия представляет интерес в качестве благодатного поля для исследований. На факультете политологии заявок было немного, но в итоге они пригласили к себе достаточно сильных специалистов. На факультете математики всегда велся жесткий отбор:им просто нецелесообразно брать тех, кто в чем-то слабее их самих.Не всегда специалисты, которые приглашаются по программе международного рекрутинга, сильнее, чем специалисты с местного рынка, особенно специалисты с опытом работы, и в таких случаях мы предпочитаем не приглашать на какое-то направление. Мы выбираем лучшее из того, что есть, но не всегда то, что есть, – это то, что мы хотим у себя видеть. Подводя итог, отметим, что если наши критерии остались неизменными, а то и ужесточились, то те заявки, которые мы получаем и на которых заостряем внимание, в большинстве своем оказываются достаточно сильными, чтобы выбор в условиях ограниченного бюджета не был простым.

Как бы вы охарактеризовали задачи международного рекрутинга на сегодняшний день?
Если раньше Вышка была единственным местом в России для привлечения иностранцев на долгосрочные контракты (tenuretrack), то сейчас у нас немало конкурентов, в том числе и из программы 5-100, которые,как и мы ранее, готовы платитьмеждународным специалистамбольше, чем в среднем по рынку. Нет ничего плохого в том, чтобы зарабатывать на продвижении науки, но если специалисты приезжаюттолько зарабатывать, то продвижение науки для них отходит на второй план. Это те эмпирические выводы, которые у нас уже есть. 
Вопрос правильного продвижения сегодня стоит как никогда остро, в новых реалиях нам важно, чтобы о нас услышал весь мир. Ранее мы размещали объявления на сторонних сайтах, но основная реклама осуществляласьчерез портал Вышки. А чтобы на него зайти, нужно, во-первых, знать о самой Вышке, а во-вторых, нужно хотеть у нас работать. Эти задачи решаются на глобальном PR-уровне университета, в том числе и благодаря рейтингам.
Поэтому сейчас наш фокус направлен на то, чтобы максимально грамотно себя продвигать в тех дисциплинах, в которых про нас пока малознают в научном мире. Наша задача –правильно себя позиционировать в этих направлениях. Люди, которым интересно в России, интересна Высшая школа экономики, приезжают к нам и в кризисные времена. С другой стороны, если даже на факультетах в новых специалистах нужды нет, то это не означает, что о возможностях набора нет необходимости сообщать на профильных сайтах. Это важно для общего PR университета. 
Судя по числу приглашенных в итоге специалистов,этот годне так уж сильно отличается от «тучного» года, просто бюджет стал существенно меньше. Интерес к университету в целом остается очень серьезным, несмотря на спад по отдельным направлениям.
Кроме того, мы очень надеемся, что,учитывая кризис, общую сложную экономическую ситуацию в нашей стране и меньшую привлекательность именно России как рынка труда для иностранцев, наши академики тоже будут участвовать в привлечении зарубежных коллег для проведения совместных исследований, не полагаясь только на центральные административные ресурсы. «Тощие» годы проходят точно так же, как «тучные», и сейчас оптимальное время для создания новых возможностей для привлечения международных специалистов. 

Каких, например? 
В этом году мы впервые через процедуру международного рекрутинга набираем специалистов на так называемые дистанционные контракты. Это контракты снеполной занятостью, когда коллеги, имеющие теньюрные позиции или позиции полного профессорав лучших университетах мира,приезжают в Вышку 1-2 раза в год на месяц, но при этом работают с нами дистанционно в течение всего года. С российской стороны создается рабочая группа, которая под руководством дистанционных специалистов проводит исследования. Обязательным условием для кандидатов является наличие второй аффилиации с Вышкой. Сейчас уже есть четыре человека, которые приняли от нас такое предложение, и мы с ними заключаем контракты. Интерес к этой программе достаточно высокий на всех факультетах, и мы надеемся, что она станет новым путем развития, который позволит нам приглашатьсильнейших, а они, в свою очередь, смогут создать вокруг себя точки роста, которые будут привлекатьспециалистов с международного рынка на tenuretrack в дальнейшем.


Статистическая справка
В прошлом году (2014-2015) в рамках процедуры международного рекрутинга было получено 555 заявок, часть из которых сформировалась еще до кризиса, в этом году – 463 заявки. ВитогевВышкев 2016 годуприбавилосьдвадцать двасотрудникаизследующихуниверситетов: MIT, Georgetown, Columbia University, Oxford, Yale, City University of New York, University of Chicago, University of Texas at Austin, Indiana University.Отдельно стоит отметить факультет гуманитарных наук, а именно Школу философии, которая пополнилась четырьмя специалистами высокого уровня (этоТудорПротопопеску, Аарон Вендланд, Силвер Бронзо, Ульрика Карссон), и факультет экономики вместе с МИЭФ, которые совместными усилиями пригласили восемь человек: Маркуса Гебауэр, Винсента Фарду, Дагмару Челик Катрениак, Мадину Карамышеву, Марию Тетерятникову, Эмре Догана, Александра Нестерова и Марию Веретенникову.Шестьпреподавателей издвадцати двух вновь нанятых – бывшие постдоки. Еще восемь постдоков из тридцатинанятых продлили контракт с Вышкой, то есть всего четырнадцать постдоков из двадцати пятичеловек, нанятых в прошлом году, остались работать в Высшей школе экономики после окончания изначального контракта.