• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Том и Джерри

Авторская колонка Динары Гагариной о Digital Humanities

yazminrd.com

Гагарина Динара Амировна

Декан Социально-гуманитарного факультета Вышки в Перми

Я так часто рассказываю о том, что деление на физиков и лириков неактуально в накрывающем мир цифровом цунами, что начинаю сама верить в это. Но потом средь бела дня старое доброе и, видимо, вечное: «Ну какой анализ big data у историков, они же математику не знают!»

Две культуры

Все-таки Сноу гениален. Как точно уловил и описал этот снобизм интеллектуальных элит в «Двух культурах» (1959). Будучи одновременно ученым-физиком и писателем, он постоянно соприкасался с представителями обеих групп, «вполне сравнимыми по интеллекту, принадлежащими к одной и той же расе, не слишком различающимися по социальному происхождению», но «почти потерявшими возможность общаться друг с другом, живущими настолько разными интересами, в такой непохожей психологической и моральной атмосфере». Работая много лет на двух факультетах – историко-политологическом и механико-математическом – часто наблюдала этот характерный налет снобизма и даже открытые и скрытые нападки тех и других в адрес друг друга.

Мои лед и пламень сошлись при переходе в пермскую Вышку, когда, имея базовое математическое образование, я возглавила кафедру гуманитарных дисциплин, а потом социально-гуманитарный факультет. Кажется, Вышка знает про междисциплинарность всё как университет, где data culture на всех программах, включая гуманитариев, – новая нормальность, а Python – неотъемлемая часть образовательных стандартов и учебных планов. Но нет, и тут значимость междисциплинарности по-прежнему приходится объяснять.

У дисциплин data culture на гуманитарных направлениях часто низкая СОП[1] (особенно в части полезности курса для будущей карьеры), несмотря на то что преподавателями на них, как правило, работают не чистые программисты, а гуманитарии, владеющие технологиями и применяющие их в исследованиях. Мы с коллегами из других кампусов, отвечающими за эти дисциплины, обмениваемся иногда комментариями из СОП, – проблема общая.

Как декан часто слышу от студентов-историков, что философия, социология, программирование, матметоды (нужное подчеркнуть) им не нужны. Встречается и обратное – когда говорят, что философия, социология, программирование, матметоды (нужное подчеркнуть) нужны в гораздо большем объеме. Одни возмущены, что курс философии слишком короток, другие – что программирования нет на первом году.


[1] Студенческая оценка преподавания

Граф связей внутри сообщества digital humanities по сообщениям в Twitter (2014)
Граф связей внутри сообщества digital humanities по сообщениям в Twitter (2014)
Martin Grandjean

Ожидание и реальность

В этом году в пермском кампусе открылась магистратура по digital humanities. Абитуриенты, а затем и прошедшие конкурс студенты скорее не соответствовали нашим представлениям. Да, в твоих мечтах DH-группа междисциплинарна и имеет разнообразный бэкграунд. Но образовательные ожидания здесь и сейчас выстраиваются по-другому. Нам кажется, что магистерская программа по digital humanities – это такая отличная надстройка и продолжение гуманитарного трека. То есть сам же попадаешь в плен физико-лирической дихотомии и не рассчитываешь на вчерашних математиков на гуманитарной программе (хотя бы с точки зрения формального кода направления). Но нет, открываешь набор, и приходят с той стороны «баррикад» с математическим, техническим и экономическим образованием и опытом работы.

Ровно так было в ESUDH – летнем университете по digital humanities в Лейпциге, где я училась 4 года подряд. Это одна из трех больших регулярных международных летних школ по DH (две другие – это DHSI в Канаде и DHOxSS в Оксфорде). Летние университеты в Лейпциге во многом легли в основу моих представлений о DH-образовании и по содержанию, и по составу студентов. Идеальная группа складывается из представителей разных возрастов, областей знания и профессий. В наших группах в Лейпциге вместе учились студенты и профессора, программисты и литературоведы, сотрудники университетов, архивов, музеев и представители бизнеса. Этот «мультикультурализм» давал фантастический эффект.

Признаюсь, не мечтала, что достигнем такого на нашей программе. Документы подали два кандидата наук; преподаватели школы, колледжа и университета; историки, лингвисты, филологи, информатики, журналист, психолог, менеджер, медиакоммуникатор и прикладной механик; разброс возраста – более чем 30 лет. И это круто. Не потому, что представители разных бакалавриатов имеют разную ценность, а потому, что ценность как раз в том, чтобы собраться вместе.

 
neh.gov

Границы и самоопределение

Существует более 1000 определений digital humanities (только здесь их собрано 817: whatisdigitalhumanities.com). Мелисса Террас, классик и пионер digital humanities, писала, что отсутствие единого определения дает исследователям больше свободы. Принятое сообществом определение затормозило бы развитие направления. Но, кажется, важно не зайти в жесткие рамки определения не только на страницах академических изданий, но и в собственных представлениях.

У digital humanities интересная черта – проблема самоопределения ее представителей. Весьма типичны жесткие заявления исторических информатиков (цифровых историков) или компьютерных лингвистов о том, что к digital humanities они отношения не имеют. Они доказывают несостоятельность digital humanities и иногда начинают бороться с ними. И это уже не противостояние физиков и лириков, с которого начинался этот текст, а более изощренный внутриконфессиональный конфликт. То, как мы боимся менять название отрасли или относить то, чем занимаемся, к новым отраслям, похоже на борьбу за чистоту языка.

Еще одно наблюдение междисциплинарной коммуникации: за чистоту того или иного направления и его границы чаще борются те, кто сам пришел сюда из другой отрасли. Например, те, кто пришел в историю, скажем, из математики, более рьяно защищают границы «правильной» истории от других перебежчиков, чем те, кто в истории «родился».

Междисциплинарность digital humanities не только в соединении digital и humanities, но и во взаимном использовании методов гуманитарных наук. И тут наблюдаем еще один вид борьбы за чистоту научной расы: «Это лингвистика, а вы историк (культуролог), вы в этом ничего не понимаете!» Такой вот околонаучный буллинг. Не говоря уже о несанкционированных попытках захода историков и лингвистов на территорию data science.

Междисциплинарность прекрасна! А отсутствие консенсуса – значимая черта университетского мира и постоянный импульс развития.

Еще несколько сезонов этого сериала нам точно обеспечены.

Автор текста: Гагарина Динара Амировна, 10 декабря, 2020 г.