• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Рефлексия конца учебного года, или Жизнестойкость и стоп-кадры

Авторская колонка Марии Молодчик

Chris Montgomery / Unsplash

Четвертый модуль и завершение учебного года у нас никогда не были легкими. И в эту весну мы с вами опять попали в категорию людей, у которых работы прибавилось, время еще больше сжалось. Хотя, если честно, у меня было несколько моментов, похожих на стоп-кадры, когда время шло по-другому, оно замирало.

В конце учебного года, который неожиданно совпал с карантином, мы не мучились вопросами, чем же заняться дома, работы хватало с избытком. Хотя, конечно, для многих остро стоял вопрос, чем занять детей, причем им ведь тоже нужен был выход в интернет. Но мы адаптировались! Zoom, MSTeams, Webinar – все пошло в дело. Очень порадовала оперативная реакция родного вуза на цифровой вызов: закупленные лицензии, самоорганизация коллег для помощи друг другу и, конечно, письма от Digital были как воздух. Совещания «через экран» быстро показали, что, если говорить всем одновременно, никто ничего не услышит, перекричать невозможно, и тебя может просто «выбросить» из конференции (ну или организатор выключит звук). Но так забавно и приятно видеть электронные реакции в виде хлопающих ладошек, появляющиеся во время совещания, сессии Апрельской конференции или семинарского занятия. А вы обратили внимание, что нет электронных негативных реакций? И это здорово!

Особенно для академического общения. К продуктивно-позитивным последствиям карантина можно отнести большую вариативность и доступность академических мероприятий. Нашу лабораторию это подтолкнуло к еженедельным научным семинарам на шесть городов и три страны. И теперь ведь все записывается! Всегда есть возможность пересмотреть понравившиеся моменты.

Nick Morrison / Unsplash

Среди позитива, безусловно, есть и легкий негатив от отчетов по контролю за работой. Но вполне возможно, что у меня есть иллюзия, что в Вышке работают исключительно честные люди, за которыми не нужен формальный контроль. Изоляция на дому – это ведь уже принуждение, плюс контроль со стороны правоохранительных органов (помню, как несколько раз во время научного семинара был отчетливо слышен металлический голос, предупреждавший на русском языке об опасности), поэтому внутривузовский контроль еще больше влиял на психику. И как переключиться?

Стоп-кадр: вечер, уже прошло несколько зум-консультаций, одно совещание, а сейчас идет второй час лекций, голос уже совсем на пределе, и ты слышишь за спиной шаги домашних, которые, изловчившись, чтобы не попасть в камеру, ставят тебе на стол горячий чай. И ты испытываешь чувство благодарности и любви.

Базовые ценности остались неизменными: чувство защищенности, которое дает семья, ценность ближнего круга. Вечными будут и положительные эмоции, которые несет в себе любовь. Очень хорошо запомнилось письмо от студентов на рабочую почту всех преподавателей: «…мы вынуждены признаться, что перед карантином стали снимать одну квартиру, и теперь у нас один компьютер на двоих, и экзамены мы будем сдавать сидя за одним столом, т.к. качество интернета хорошее только там…»

Нам стало сильно не хватать передвижений в пространстве. Я думаю, многие из нас начали тосковать по командировкам. Социальные сети то и дело подкидывали воспоминания о том, что ты делал год, два, три назад в это время… Это же нам говорили и зарубежные профессора, для нас для всех карантин стал единым внешним шоком, о котором напишут много разных статей. А пока я отчетливо помню момент, когда разрешили выехать на дачу.

Стоп-кадр: острое ощущение свежести воздуха, нарциссы уже расцвели, яблони набирают бутоны, первые пчелы деловито жужжат, не подозревая, что у нас карантин…

Мартин Селигман
Мартин Селигман
SAHMRI Wellbeing and Resilience Centre

Обостренные чувства, как утверждают психологи, – это в принципе хорошо, т.к. они говорят о том, что вы еще не перешли в состояние «выученной беспомощности». Это, безусловно, крайний случай реакции организма на внешний негативный шок, когда невозможно контролировать или влиять на негативное воздействие. Открытие выученной беспомощности сделал в 1976 году ученый-психолог Мартин Селигман, проведя эксперименты на собаках по схеме условного рефлекса Ивана Павлова. По звуковому сигналу собаки получали удар током, но не могли убежать, т.к. были фиксированы в упряжках. После окончания эксперимента подопытные собаки потеряли волю: уже не будучи фиксированными, они не стремились убежать, а просто сидели и жалобно скулили.

Происходящее сейчас в мире сложно поддается прогнозированию и контролю. Подключается также и информационный стресс, и фейковые новости, и переживание за близких. Все это накладывается на обычную усталость в конце учебного года, на необходимость выполнения текущих обязательств: защиты дипломов, экзамены, подготовка приемной кампании. Но ты все же пытаешься найти силы и для новых проектов, и для качественного исполнения уже идущих.

Стоп-кадр: на проселочной дороге, наспех покрытой прошлой осенью асфальтом, к солнечному свету пробился цветок мать-и-мачехи…

TLT.ru

Пусть не сразу, но надо научиться слышать себя и выработать привычку заботиться о себе. Это нужно сделать обязательно. Чтобы быть живым, а не загнанным жизнью, надо сознательно формировать у себя так называемую жизнестойкость. Как определяет профессор Сальваторе Мадди, «жизнестойкость формирует мужество признавать, а не отрицать стресс, позволяет сознательно искать способы превратить стресс в преимущество». Ты понимаешь, что изменить саму ситуацию нельзя, и выстраиваешь свое поведение так, что реакция на стресс принимает форму компенсаторного саморазвития. Жизнестойкость включает в себя три компоненты: вовлеченность, контроль и принятие риска; это три С – commitment, control, challenge. Человек с высоким уровнем вовлеченности получает удовольствие от своей деятельности. Чувство контроля позволяет понимать, что при определенных собственных усилиях и борьбе возможно повлиять на результат. А третье С говорит о том, что человек рассматривает жизнь как способ приобретения опыта, т.е. он готов действовать при отсутствии надежных гарантий успеха. Он действует на свой страх и риск, считая, что стремление к простому комфорту и безопасности обедняет и обесцвечивает жизнь. Укреплять в себе жизнестойкость можно только на хорошо выспавшуюся голову, так что первое, с чего можно начать борьбу со стрессом, – это обеспечить качественный сон. На карантине как раз можно умудриться и поспать днем.

Стоп-кадр: зябко просыпаешься ранним утром на даче и понимаешь, что еще не лето.

Автор текста: Молодчик Мария Анатольевна, 2 июня