• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Университет счастливых событий

Авторская колонка Ирины Шафранской о менеджменте событий в академической среде.



Ирина Шафранская, доцент Департамента менеджмента НИУ ВШЭ – Пермь

Завтра начинаются защиты магистерских диссертаций на программе, которой я руковожу. Традиционно это один из самых запоминающихся моментов – вряд ли диссертацию можно написать и защитить спонтанно, не погружаясь в суть и не тратя много времени. Это момент ярких эмоций, высокой интеллектуальной нагрузки и даже в некотором роде сотворчества, когда студент выступает, а слушатели пытаются оценить его профессиональный потенциал по шкале от 1 до 10 (а скорее – от 4 до 10, что существенно сокращает поле для манёвра). Финал обучения – обычно важное событие, мы сами позиционируем его как единственный пункт назначения двухлетнего пути магистранта, и, если через некоторое время спросить, что, собственно, запомнилось на программе больше всего, именно подготовку и защиту работы вспоминает практически каждый второй выпускник.
Но если действительно собрать воспоминания об учёбе от выпускников – они совсем другого рода: о том, как группа устроила первую вечеринку-знакомство, как студенты ездили вместо пары в партнёрскую компанию на экскурсию, как один из профессоров устроил «пицца-питч» вместо привычной презентации проектов. Это – счастливые воспоминания о событиях, описываемых не в привычных единицах измерения учебного процесса – парах, курсах, майнорах. И я давно думаю, что образовательная программа – это не набор дисциплин, кредитов и недель обучения, это линейка событий.
Управление событиями в чем-то похоже на менеджмент образовательной программы, однако в нём совсем другие акценты: например, становится важным управление событийным трафиком и контентом. Необязательно переименовывать лекцию в хэппенинг, но понять и заранее оценить, сколько студентов придёт (или не придёт) на лекцию, – сложная задача для академического руководителя (если, конечно, не испытывать иллюзии, что придут почти все), но простая для event-менеджера. Более того, проектируя занятие как событие, мы понимаем, какие элементы этого события можно транслировать онлайн, какие – фиксировать на различных носителях и в какой момент статист должен показать условную карточку «аплодисменты».
Событием может быть не только отдельная лекция, но и дисциплина целиком. Создать «иммерсивный учебный план», да ещё с учётом локаций Вышки, можно, наверное, не на каждой образовательной программе, но заимствование некоторых приёмов позволит создать принципиально иную вовлечённость преподавателей и студентов. Причем погружение в предметную область того или иного курса в данном случае создается и процессом, и окружением, и действием самих участников. И то, что мы привыкли называть проектным семинаром, по сути, и есть «иммерсивный курс», осуществляемый иногда на площадках заказчиков и партнёров.
Традиционные университетские события также трансформируются или, скорее, переупаковываются. Так, например, конференция про исследовательские провалы, своеобразный failfest, может быть вполне академическим мероприятием, посвящённым всё тем же исследовательским проблемам, заимствуя при этом модный формат публичного рассказа о неудачах. А онлайн-марафон по подготовке курсовой работы скоро вытеснит привычный жанр «прочтите-методичку-и-приходите-на-консультации» и при умелом использовании социальных медиа вполне может стать еще одним инструментом продвижения университета. И тогда, как мне кажется, появится совершенно другой уровень осознания ценности этих событий – как со стороны студентов, так и со стороны преподавателей и администраторов учебного процесса.
Представление об образовательной программе как о наборе событий делает её чрезвычайно гибкой: нет необходимости «прочитать 24 часа лекций», есть задача сделать событие с этой трудоёмкостью, формат которого может быть совершенно любым. Более того, события могут «сшивать» разные уровни университетского образования, где внутри распределены роли, – так становится понятным формат наставничества и вовлечения, например, магистров в работу с бакалаврами. Наконец, событийная канва университета во многом определяется умением студентов самостоятельно выстраивать образовательную траекторию, выбирая из событийного «меню», и совместно создавать ценность мероприятия.
Риски такого подхода и гибкости – в сложности контроля качества: результат события сложно замерить с помощью тестов, контент сложно разбить по формируемым компетенциям, а уж как отчитываться перед формально проверяющими – совершенно непонятно. Но именно события становятся сегодня магнитом. Бизнес развивает своей HR-бренд через музыкальные концерты, продает свои товары и услуги, поддерживая крупные спортивные события, города запоминаются не архитектурными сооружениями, а марафонами и фестивалями, ради которых приезжают зрители со всего мира. В этом плане университет отстаёт: наша линейка событий хоть и насыщенна, но консервативна, и, возможно, если выстраивать образовательный процесс как событие, мы выиграем чуть больше в конкуренции за внимание разных аудиторий. И тогда на защите диссертации, как на церемонии вручения любых премий, выступление будет начинаться не с цели и актуальности, а с благодарности слушателям и участникам мероприятия, и заканчиваться аплодисментами. Почему бы и нет?


Автор текста: Шафранская Ирина Николаевна, 26 июня