• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Разглядим возможности в привычном

Авторская колонка Ульяны Захаровой об онлайн-курсах
Захарова Ульяна Сергеевна

Научный сотрудник Центра социологии высшего образования, Институт образования НИУ ВШЭ

Как часто мы в поиске решений новых задач недооцениваем уже имеющиеся ресурсы? По-моему, довольно часто. Сегодня мне бы хотелось продемонстрировать, как в развитии интернационализации могут пригодиться крайне актуальные ныне цифровые образовательные форматы, а именно массовые открытые онлайн-курсы (МООК), мой любимый объект исследований. Данный номер «Окон роста» посвящен внутренней интернационализации, так что сначала рассмотрим использование МООК для этой задачи, а затем и для развития внешней интернационализации, ведь виртуальная мобильность возможна и сейчас, в режиме самоизоляции, и к тому же границы когда-нибудь откроются.

МООК для внутренней интернационализации

С самого своего появления как формат МООК позиционируются как курсы лучших университетов, доступные всем в любое время и в любом месте. Несмотря на то что сейчас наличием МООК могут похвалиться и далеко не ведущие вузы, послушать интересующую тему в представлении преподавателей из университетов со всемирной известностью возможно почти всегда. Так что, во-первых, МООК позволяют получить опыт обучения в зарубежном вузе. Однако что это за опыт? Желающие хотя бы одним глазком посмотреть на занятия в Стэнфорде или Кембридже могут это сделать, зарегистрировавшись на соответствующий МООК. Я не случайно пишу именно «посмотреть одним глазком», а не «получить степень не выходя из дома». Предлагаемые отдельные курсы не являются заменой очного обучения в этих университетах: объем материала меньше, требования ниже, взаимодействие с преподавателем не всегда возможно. Онлайн-специализации, микростепени и онлайн-степени, которые включают в себя серию МООК и дополнительные мероприятия и ресурсы, предполагают более глубокий учебный опыт. Но пока мы говорим о МООК для внутренней интернационализации, а для нее может быть достаточно и отдельных курсов.

Во-вторых, МООК предоставляют возможность языковой практики. Университеты, имеющие свои онлайн-курсы на международных МООК-площадках, часто создают их на английском (для большего охвата аудитории) или на национальном языке. Это не адаптированный под определенный уровень владения языковой материал и не устаревший, как можно встретить в специальных обучающих видео, а живой, с актуальной информацией и созданный на современном языке. Так как такие курсы собирают межнациональную учебную аудиторию, то здесь можно попрактиковать и навыки межкультурной коммуникации (если форум рабочий или, что еще лучше, есть групповые проекты). Обучаясь еще в аспирантуре, я записалась на курс Стэнфордского университета по академическому письму – наверное, это был мой первый МООК. В качестве заданий нам предлагали написать разделы своих академических текстов, а потом, используя возможности платформы, прокомментировать работы друг друга. Для меня, не имевшей тогда никакой возможности съездить на конференцию или стажировку за границу, это был поистине ценный опыт.

В-третьих, выполненные по ходу обучения задания могут пригодиться в тех проектах, что вы уже реализуете (как написание научной статьи в приведенном мною примере), а также в личном портфолио или могут сдаваться на оценку своему вузовскому преподавателю по предварительной с ним договоренности.

Fulltime Nomad

МООК для внешней интернационализации

Достижение этой цели кажется уже не столь очевидным и простым, но всё же возможным. На мой взгляд, использование МООК для привлечения иностранных студентов скрывает большой потенциал, особенно в условиях ограничения международной мобильности. Во-первых, МООК – хороший канал продвижения вуза, ведь они используются слушателями, которые, как правило, ценят развитие, замотивированы на освоение знаний и способны заниматься самостоятельно. Да, это было верно до активной интеграции МООК в традиционный учебный процесс, когда на площадки еще не пришли жаждущие перезачета студенты массовых университетов, но и сейчас доля состоявшихся слушателей, осваивающих эти курсы для самообучения, весьма велика. Однако этот плюс для нашей цели несколько гасит тот факт, что: 1) эти слушатели, как правило, уже имеют постоянную занятость, семью и, возможно, совсем не планируют поступать в университет; 2) на МООК-площадках присутствует очень много различных вузов, в том числе и ведущих, так что конкуренция высока. Этот тезис можно парировать: мы живем в век непрерывного образования, популярность набирают онлайн-программы, не требующие фактического переезда, и, более того, не так много вузов практикуют связь своих МООК с реализуемыми кампусными программами. В работе, которую я начала в 2018 году и представила на Европейском саммите стейкхолдеров МООК, а сейчас продолжаю с коллегами Светланой Жучковой и Екатериной Минаевой, как раз поставлен вопрос о том, что приводит слушателя МООК вуза к поступлению на его очные программы. Мы надеемся, что установленные нами закономерности и найденные лучшие практики можно будет масштабировать на различные вузы так, чтобы из инвестиций университетов в создание МООК можно было извлечь как можно больше пользы. Поскольку в период карантинных мер прием иностранных студентов затруднен, можно провести аудит и доработку связи своих МООК с целевыми образовательными программами, чтобы подготовить контингент к поступлению в наши вузы, как только это станет возможным. Заинтересовавшиеся коллеги могут почерпнуть из наших работ некоторые рекомендации по повышению потенциала МООК для привлечения студентов из-за рубежа уже сейчас.

Автор текста: Захарова Ульяна Сергеевна, 18 февраля