• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Заметки о научном руководстве

Авторская колонка Александры Скрипченко, декана факультета математики
Скрипченко Александра Сергеевна

Декан факультета математики

В августе в Вышке подвели итоги ежегодного конкурса лучших преподавателей. В число отмеченных попали не только выбранные по итогам чтения курсов преподаватели, но и научные руководители студентов, победивших в конкурсе НИРС в завершившемся академическом году. Безусловно, руководство подготовкой содержательной студенческой работы, которую высоко оценивают коллеги-эксперты, является основанием считать опыт научного сотрудничества руководителя и студента успешным. Но, может быть, такой подход к выбору лучших научных руководителей является несколько однобоким?

iStock / hse.ru

На факультете математики уже к концу первого семестра научные руководители есть у всех студентов – от первого курса бакалавриата до выпускного курса магистратуры. Обязанности научного руководителя на первый взгляд довольно простые, но их много: нужно поставить перед студентом интересную (и посильную!) задачу, помочь ему разобраться в литературе по выбранной теме и, может быть, освоить необходимые для работы базовые разделы математики, с которыми студент пока не знаком, направлять самостоятельные исследования и помогать – и содержательно, и психологически – с возникшими трудностями, а в конце – помочь студенту изложить освоенную науку и свои наблюдения достаточно внятно и грамотно, чтобы результаты работы оказались понятны внешним по отношению к тандему «студент – руководитель» людям. На самом деле от научного руководителя требуется даже больше: нужно помочь студенту грамотно сформировать свой индивидуальный учебный план, научить (особенно младшекурсников) организовывать работу на «длинной дистанции», когда дедлайнов в ближайшие дни не предвидится (а когда он подкрадывается, начинать уже поздно), научить писать математические (и не только) тексты грамотным русским или английским языком и общаться с коллегами-математиками. Ответственность в деле научного руководителя в каком-то смысле даже выше, чем непосредственно в преподавании: с одной стороны, для людей, которые выберут научную карьеру приблизительно в той же области, где работает руководитель, мощный старт значит очень многое; с другой – среди тех, кто из математики уходит, многие быстро забывают, чему их учили даже на базовых курсах, а вот тема диплома и, главное, впечатления от общения с руководителем остаются в памяти надолго.

При этом почти все существующие формы оценки качества или поощрения в контексте научного руководства касаются только работы с академически успешными (по крайней мере в выбранной области) и мотивированными студентами, хотя роль руководителя и возможные трудности в его работе в случае с их менее нацеленными на университетскую карьеру товарищами ничуть не меньше. Объективные причины этого понятны: довольно трудно придумать аналог СОП для научного руководства, при котором можно было бы сохранить полную анонимность отвечающих при наличии содержательного отклика от них; у студентов сильно расходятся их трактовки обязанностей и возможностей научного руководителя и так далее.

Мой личный опыт как научного руководителя был достаточно разнообразным: некоторые из моих учеников изначально были в топе рейтинга и сейчас уверенно идут к построению успешной научной карьеры; другие приходили ко мне глубоко разочарованными в математике, часто уже работающими в совсем других отраслях и не скрывали, что получают диплом для мамы или для военкомата. Понятно, что с первыми работать интересно и азартно: мы вместе думаем над задачами, которые интересны мне самой, это мои будущие коллеги, и мне легко находить стимулы, чтобы эмоционально вкладываться в наше общение. Более того, сейчас, когда много времени у меня отнимают всякие организационные задачи, работа с такими студентами – это мой основной способ остаться действующим математиком. Но мне кажется, что в руководстве людьми, тяготеющими ко второй категории, тоже есть определенные вызовы. Те несколько случаев, когда люди меняли свое отношение к математике и снова проникались к ней живым интересом, несколько увядшим после пары лет на матфаке (пусть она и остается для них только хобби), обрадовали меня не меньше, чем написание моими учениками самостоятельных статей. Выход преподавателя за пределы его зоны комфорта, к более прикладной задаче, способной зацепить уже отошедшего от фундаментальной науки студента, тоже заслуживает, как мне кажется, дополнительного поощрения.

Поэтому мне было бы очень интересно подумать (вместе с более опытными коллегами из других дисциплин) над дополнительными инструментами поощрения и мотивации научных руководителей. Я верю, что это может помочь не только повысить качество студенческих научных работ, но и улучшить микроклимат на факультетах – и добавить дополнительные яркие картины в воспоминания о Вышке наших выпускников.

 

23 сентября