• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Совершеннолетие: Апрельской конференции уже 18

О том, как она начиналась и как менялась со временем, вспоминает ординарный профессор, директор Института анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, зампредседателя Программного комитета Апрельской конференции Андрей Яковлев .


Начало

Начиналось все с того, что в 1998 году Евгений Григорьевич Ясин ушел в отставку из правительства и пришел в ВШЭ на полную ставку. Собственно, Ясин с самого начала был научным руководителем Вышки, но уделять все свое время школе он смог только после отставки. Конференция – это была идея Ясина. Ее подготовка началась в 1999-м, а в первый раз она прошла в 2000 году. По масштабам она была похожа на сегодняшнюю факультетскую конференцию: проходила всего один день, работали четыре секции.
Базовая идея организаторов заключалась в том, что нужна была площадка, на которой могли бы собираться ведущие российские и зарубежные специалисты, занимающиеся проблематикой России. Позже изначальный фокус на Россию был расширен фокусом на проблемы и решения для развивающихся стран и переходных экономик. Это было дополнительным аргументом для нашей кооперации с Всемирным банком – каждый год своими трэвел-грантами они поддерживают участие семи-восьми докладчиков из Восточной Европы и из развивающихся стран. Такой подход и в наших интересах, потому что позволяет делать акцент на сравнительных исследованиях, и в интересах зарубежных коллег. Одно дело конференция, привлекающая людей, которые занимаются только Россией, и другое – когда на нее съезжаются и те, кто проводит сравнительные исследования переходных и развивающихся экономик.
_______________________________________________
Первые Апрельские конференции по своим масштабам были похожи на сегодняшние факультетские. Они проходили всего один день, работали только четыре секции.
_______________________________________________

В рамках конференции-2000 был организован большой закрытый (вход только по приглашениям) семинар, который проводился вместе с Международным валютным фондом и Всемирным банком. Проходил он там, где сейчас заседает Ученый совет, – в 311-й аудитории на Мясницкой, 20. Там было много людей из бизнеса, я сидел рядом с Алексеем Мордашовым. Это был апрель 2000 года, Владимир Путин недавно стал президентом, правительство еще не было сформировано, и люди пытались понять, что будет дальше. Таких закрытых семинаров потом больше не было, но похожую роль в начале 2000-х играли пленарные заседания, куда приходили ключевые министры экономического блока и приезжали ведущие международные эксперты.

География
С самого начала мы были ориентированы на кооперацию с зарубежными коллегами, в тот период – в первую очередь с экспертами из Всемирного банка. Были привлечены специалисты высшего уровня из Всемирного банка и Международного валютного фонда. Все эти годы на пленарных заседаниях у нас были люди уровня вице-президентов. Участие МВФ в первом семинаре было существенным, потом они отошли в сторону, потому что важная для МВФ проблема – поддержание макроэкономической стабильности – в значительной степени была решена уже в начале 2000-х, и у МВФ в России исчезла содержательная повестка.
Конференция с самого начала была международной в силу участия того же Всемирного банка. С середины 2000-х она стала международной и по содержанию программы. Если брать последние годы, то из примерно 500 докладов, которые представляются на конференции за почти четыре дня, около ста докладов принадлежат зарубежным специалистам. География участников очень широкая: это страны Восточной Европы, Германия, США, Япония, Китай, Австралия. Всемирный банк каждый год предоставляет некоторое количество трэвел-грантов докладчикам из развивающихся стран и стран Восточной Европы. Одновременно мы приглашаем статусных людей, которые выступают на конференции в качестве почетных докладчиков. Это дает возможность познакомить российскую аудиторию с ведущими иностранными учеными и одновременно познакомить этих ученых с нами, не только с НИУ ВШЭ, но и с современной российской академической средой. Благодаря конференции у ведущих западных специалистов в экономике, политологии, социологии возникает новое представление о России.

Фокус на науку
Со временем академическая составляющая конференции расширялась и качественно усиливалась благодаря количественному и качественному росту ВШЭ. Вышка 2000 года несопоставима по академическому потенциалу даже не с нынешней ВШЭ, а с той, что была пять-семь лет назад.
Довольно быстро, к середине 2000-х годов, Апрельская конференция стала общепризнанной площадкой, на которой раз в год представляются новые исследования практически всех российских ученых, работающих в сфере экономики и социальных наук. Наши коллеги могут обкатать здесь в первый раз свои работы и уже затем представить их и за рубежом.
На конференцию приезжает все больше иностранных академических людей, интересующихся нашей нестандартной институциональной средой, в которой почему-то все происходит непонятно как. Здесь они встречаются с нашими специалистами, которые пытаются все это объяснить.

Конкуренты
Концепция конференции со временем менялась. Изначально, на мой взгляд, был сделан упор на прикладные исследования. Но дальше в какой-то мере сыграла свою роль конкуренция. Существует питерский экономический форум, есть сочинский, красноярский и все остальные, есть Гайдаровский форум. Мы не конкурируем с питерским, красноярским или сочинским форумами, поскольку это государственные и во многом политические мероприятия, но с Гайдаровским форумом мы конкурировали долго. Некоторое время назад у нас произошло разделение повестки. Гайдаровский форум – это в первую очередь экспертное мероприятие. Эксперты могут встретиться с людьми из правительства, с зарубежными коллегами, и говорят они на форуме не про высокую науку, а про актуальные проблемы и возможные решения в разных областях. На Апрельской конференции тоже остается экспертная часть, продолжаются пленарные заседания в старом формате, поскольку ВШЭ была и остается крупным аналитическим центром, активно работающим с правительством. Но в первую очередь ВШЭ – это университет, мы не только учим студентов, мы пытаемся генерировать новые идеи, новые знания. Это невозможно без фундаментальных экономических исследований. А поскольку мы их проводим, то нам важно иметь площадку для их представления и обсуждения результатов. И отчасти функция Апрельской конференции именно в этом.
 
Коллеги
Мы старались интегрировать и в Программный комитет, и в число руководителей секций коллег из других ключевых центров. Это, например, Российская экономическая школа (РЭШ). В Программном комитете у нас активно участвовал Константин Сонин, когда он еще был в РЭШ. Много лет вместе с Татьяной Долгопятовой, которая работает у нас в Институте анализа предприятий и рынков НИУ ВШЭ, направление «Фирмы и рынки» координирует Наталья Волчкова из Центра экономических и финансовых исследований и разработок. Андрей Маркевич из РЭШ, по сути, создавал направление по экономической истории. Отдельно стоит упомянуть Евсея Томовича Гурвича из Экономической экспертной группы, который ведет ключевую секцию по макроэкономике. Стала уже традиционной кооперация Апрельской конференции с Ассоциацией независимых центров экономического анализа, которая объединяет практически все ведущие мозговые центры в сфере экономической политики. Много раз мы пытались интегрировать коллег из Гайдаровского института, но это не всегда получалось, так как они во многом ориентируются на свой Гайдаровский форум. Кроме того, мы работаем с МГУ и с сильными региональными вузами.
 
О политике
Существуют определенные политические циклы. В какие-то моменты власть предъявляет запрос на новые идеи. Потом этот момент проходит, собранные идеи переваривают, какие-то используют, какие-то нет, и наступает относительно стабильная ситуация, когда новые идеи оказываются невостребованными. Но потом будет следующая точка бифуркации, и снова возникнет спрос на новые идеи.
Если говорить конкретно, такой точкой бифуркации был 2011 год, когда власть предъявила запрос на Стратегию-2020. Над ней работали сотни экспертов. Потом было примерно пять лет не то что застоя, но отсутствия явного запроса власти. Сейчас в силу политического цикла запрос опять возник – и вот активно работает Центр стратегических разработок (ЦСР) под руководством Алексея Кудрина, и в рамках Апрельской конференции проходит серия экспертных обсуждений материалов, подготовленных ЦСР.
Если брать более широкую аудиторию, включая СМИ, то интерес к конференции был с самого начала. И может быть, в первые годы он был выше, потому что у чиновников было больше свободы. На пленарных заседаниях первых конференций бывали публичные дискуссии, скажем, Андрея Илларионова с Германом Грефом или Грефа с Кудриным. Тогда люди этого уровня сознательно использовали конференцию для вброса новых идей и прощупывания реакции на них.
Но потом характер госаппарата изменился. Со второй половины 2000-х годов чиновники уже были не готовы выносить на публику нечто несогласованное. Все решения они сначала согласовывали у себя, а потом широкой публике об этом сообщали очень большие начальники. Или же произносились очень аккуратные, протокольные фразы.
 
Привязка к моменту
Политическая составляющая Апрельской конференции становится все меньше, тогда как составляющая академическая, научная, напротив, растет. В наших условиях предугадать в июне, что будет происходить в политике в марте будущего года, очень тяжело. А научную тематику конференции можно планировать заранее, поскольку мы понимаем направление исследований и у нас, и в мире.
 
Годовой цикл
В мае-июне мы подводим итоги предшествующей конференции и даем оценку, какие секции были более удачными, какие менее. Одновременно формируется анонс следующей конференции. Он распространяется через Интернет, публикуется в научных журналах. Сбор заявок на выступления с докладами происходит в ноябре, начинается их экспертиза, в конце января – начале февраля верстается первая версия программы. Формирование круглых столов и специальных сессий идет в феврале-марте, параллельно уже с осени мы приглашаем почетных докладчиков. А затем все повторяется снова.