• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

«Отзывы студентов в конце года убедили меня в том, что я на правильном пути»

С Ильёй Праховым о карьере молодого учёного
Прахов Илья Аркадьевич

Старший научный сотрудник Международной лаборатории институционального анализа экономических реформ Института институциональных исследований

О том, почему молодые люди выбирают академическую карьеру, какие видят ей альтернативы, кто и что подталкивает к этому выбору, какую роль играет научный руководитель, рассказывает Илья Прахов, старший научный сотрудник Международной лаборатории институционального анализа экономических реформ Института институциональных исследований.

Выбор академической профессии оказался для меня в какой-то мере случайным. Обучаясь в Вышке на факультете экономических наук, я не думал о том, что буду заниматься научными исследованиями, или о том, что стану преподавателем. Выбор практико-ориентированной специализации – «Финансы и фондовые рынки» – тому подтверждение. После окончания бакалавриата я, как и многие мои однокурсники, занялся поиском работы. Я успешно проходил собеседования в известных аудиторских и инвестиционных компаниях, получая предложения о трудоустройстве. Пожалуй, единственной проблемой было то, что я собирался в очную магистратуру, поэтому предупреждал потенциальных работодателей, что хотя бы в первом семестре мне будет нужно приезжать на занятия несколько раз в неделю. Получив в очередной раз ответ, что «ваша учеба никому не интересна, мы вас не сможем отпустить на занятия или экзамен, если в плане стоит командировка с аудитом завода в Заполярье», я расстроился и решил написать об этом пост в «Живом журнале» (тогда это было модно). Я написал о том, что не понимаю, почему работодатели не идут мне навстречу, ведь я продолжаю учебу в Вышке по финансовой специальности, инвестируя в свой человеческий капитал. По идее, с дипломом об окончании магистратуры я должен стать более производительным и ценным сотрудником (опять же с точки зрения теории человеческого капитала). Этот пост увидела Мария Юдкевич, заведующая Лабораторией институционального анализа экономических реформ, и предложила встретиться и обсудить возможность работы в ЛИА. Мне сразу предложили присоединиться к проекту по изучению образовательных стратегий учащихся, а также дали возможность попробовать себя в качестве преподавателя семинарских занятий по курсу «Институциональная экономика». Сначала я воспринимал свою работу как временную, мне удавалось совмещать ее с учебой, однако я достаточно быстро втянулся в процесс, а положительные отзывы моих студентов в конце года убедили меня в том, что я на правильном пути.

Возможно, если я и жалел о выборе академической карьеры, то в самом начале, когда видел успехи своих однокурсников, чья карьера именно на начальных этапах развивалась более уверенно, в том числе и в финансовом плане. Сейчас я понимаю, что нужно было просто подождать определенное время, завершить исследования, подготовить публикации, набраться опыта выступлений на конференциях. Защитить кандидатскую диссертацию, в конце концов.

Я считаю, что работа должна нравиться, приносить удовлетворение. Мне нравится преподавать, а студентам нравится мой стиль преподавания: уже 11 лет подряд они выбирают меня лучшим преподавателем. Мне интересно заниматься исследованиями и открывать что-то новое, полезное для образовательной политики, а также помогать младшим коллегам. Наверное, так и должно быть.

До прихода в ЛИА я писал курсовые работы и ВКР, которые были посвящены проблемам образовательного кредитования. Эта тема была мне интересна, поскольку я сам был студентом на тот момент и мне хотелось понять, как можно сделать так, чтобы высшее образование стало более доступным для талантливой молодежи – для тех, кто недобрал несколько баллов до поступления в сильный вуз на бюджетное место и вынужден выбирать вуз попроще. Изучение механизмов финансовой поддержки студентов стало для меня первым шагом к исследованиям в области экономики образования. Сейчас я продолжаю работы над исследованиями доступности высшего образования, но уже немного в других аспектах.

Кого я считаю своим учителем?

Во-первых, это Елена Савицкая – мой первый научный руководитель, под руководством которой я писал курсовые и ВКР в бакалавриате и магистратуре. Мне очень нравится стиль работы Елены Владиславовны: она всегда внимательно читала и правила мои тексты, мы часто устраивали консультации. К слову, сейчас я выстраиваю свое общение со студентами, которые пишут у меня курсовые и дипломные работы, именно таким образом. В результате к окончанию бакалавриата у меня вышла первая статья – наша совместная публикация в журнале «Вопросы образования» («Образовательный кредит: зарубежный опыт и возможности использования в условиях асимметричной информации»).

Во-вторых, я очень признателен Марии Юдкевич, которая пригласила меня в ЛИА и впоследствии стала моим научным руководителем в аспирантуре. Под ее руководством я прошел путь от стажера-исследователя до старшего научного сотрудника, приобрел навыки работы над исследовательскими проектами (в том числе коллективными), разработки методологии и инструментария исследований и так далее. Кроме того, Мария Марковна преподавала у меня в бакалавриате, и ее курс «Институциональная экономика» был, пожалуй, самым структурированным из всех. Именно такого образца я стал придерживаться, когда уже сам начал вести семинары и лекции.

Елена Савицкая
Елена Савицкая

Кроме того, мне помогли профессора Института Рональда Коуза (The Ronald Coase Institute), которые устраивают воркшопы для молодых ученых. С точки зрения методологии это очень полезно: нас учили, как сформулировать исследовательский вопрос, как сделать презентацию своего проекта исследования, как лучше представить результаты. В течение ряда лет я ездил на Летнюю школу институционального анализа RSSIA, где обсуждение проектов происходило в похожем формате. Я считаю, что подобные мероприятия являются очень ценными для молодых исследователей: на данном этапе важно, чтобы тебя в чем-то поправили, в чем-то поддержали. Во всяком случае, для меня такое внимание было очень нужным.

Наконец, я приобрел ценный опыт работы над индивидуальным проектом под руководством профессоров EERC Тома Купе и Елены Низаловой. Речь идет об исследовании эффективности дополнительной подготовки к поступлению в вуз, результаты которого были опубликованы в журнале Urban Education. В 2011 году я получил грант по этой теме и ездил на воркшопы, в рамках которых профессора и другие участники давали комментарии и помогали сделать исследование лучше.

Моя кандидатская диссертация была посвящена тому, как инвестиции в дополнительную подготовку к поступлению отражаются на результатах ЕГЭ абитуриентов. В частности, я показал, что эффект невелик, но, если речь идет о поступлении в селективные вузы, когда дорог каждый балл, подобная стратегия может принести результат.

Это было исследование, которое впоследствии стало частью более масштабного проекта, посвященного анализу доступности высшего образования, в частности изучению источников возникновения и распространения неравенства доступа к высшему образованию применительно к механизму ЕГЭ в России. Говоря о потенциальных источниках возникновения и распространения неравенства, помимо неравенства в доходе и различий в подготовке к поступлению, мы рассматриваем такие характеристики, как социально-экономический статус семьи и родительская вовлеченность, определяющая успеваемость абитуриентов и выбор вуза, факторы, сдерживающие мобильность абитуриентов (и ограничивающие пространство выбора вуза), в т.ч. неравенство доступа к высшему образованию в региональном контексте, а также мэтчинг между уровнем абитуриентов и качеством вуза. Таким образом, мы можем ответить на вопрос о том, кто и за счет чего может «выиграть» при поступлении в вуз в условиях стандартизированного экзамена, выделив ряд источников возникновения неравенства доступа к высшему образованию (семья, школа, региональные социально-экономические и образовательные характеристики) и механизмы его распространения (дополнительная подготовка, родительская вовлеченность, образовательная мобильность, неэффективный мэтчинг). Несмотря на стандартизированный формат экзамена, данные факторы, влияя на доступность образования, могут искажать образовательный выбор. Результаты исследований были опубликованы в таких журналах, как “Higher Education Quarterly”, “European Journal of Education”, “International Journal of Educational Development”, “Journal of Higher and Further Education”, “Tertiary Education and Management”, «Вопросы образования», «Прикладная эконометрика» и другие.

Другая тема касается преподавателей вузов, изучения их стимулов, научной производительности и вознаграждения. Мы рассматриваем то, каким образом переход на эффективный контракт повлиял на публикационную активность и каким образом ее повышение способствует увеличению заработной платы профессоров. Результаты этого проекта были представлены в журналах “Higher Education” и “European Journal of Higher Education”. В настоящее время я занимаюсь подготовкой докторской диссертации, которую надеюсь защитить в ближайшие 1–2 года.

 

12 апреля