• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Все идёт через людей»

Заведующий международной лаборатории позитивной психологии личности и мотивации Дмитрий Леонтьев о результатах её работы

ZIMA Magazine

Как изучают счастье, радость и оптимизм? Что такое хорошая жизнь? Какие качества помогают справиться с негативными последствиями пандемии? Обо всём этом рассказывает заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации профессор факультета социальных наук Дмитрий Леонтьев.

Леонтьев Дмитрий Алексеевич

Заведующий Международной лабораторией позитивной психологии личности и мотивации

Дмитрий Алексеевич, расскажите, как и при каких обстоятельствах создавалась Международная лаборатория позитивной психологии личности и мотивации, как формировался состав ведущих ученых.

Наша лаборатория формировалась в несколько этапов, и в начале своего существования она представляла куда более простую структуру, далеко не международную. Началось все с факультета психологии МГУ, на котором я проработал более 30 лет. Длительное время там наблюдалась устойчивая тенденция: никак не удавалось найти для выпускников факультета, даже лучших из них, какие-то ставки или места на факультете. Поэтому в нулевые годы несколько моих очень сильных выпускников ушли работать в Высшую школу экономики. Спустя некоторое время у них возникла идея создать на базе университета какое-то формальное подразделение и пригласить туда меня. Если до этого мы существовали в форме “invisible college”, незримого коллектива, не привязанного ни к какому месту, то теперь появилась возможность институционализировать нашу структуру на базе департамента психологии Вышки. Так в 2011 году возникла наша небольшая научно-учебная лаборатория, посвященная позитивной психологии и качеству жизни, которую я по совместительству возглавил. Мы начали активно работать в рамках этой проблематики и через несколько лет решили принять участие в конкурсе на создание международных лабораторий. Поскольку у нас всегда были хорошие международные контакты, нам не составило труда найти достойного человека на пост научного руководителя будущей лаборатории. Чуть сложнее было его уговорить, но и с этим мы успешно справились, и сейчас он точно не жалеет, что связался с нами. Речь о профессоре Кенноне Шелдоне из Университета Миссури. В итоге в 2014 году наш небольшой коллектив трансформировался в Международную лабораторию позитивной психологии личности и мотивации. А это, в свою очередь, стало основным аргументом и для меня перейти работать в Высшую школу экономики на полную ставку.

Что представляет собой и изучает позитивная психология?

Позитивная психология – это раздел психологии, который изучает условия, предпосылки и факторы хорошей жизни. Но что значит хорошая жизнь? Раньше позитивная психология в основном продвигала себя через идею счастья как наиболее понятную, лежащую на поверхности и хорошо продающуюся. Сейчас она расширилась и перешла от идеи понятия счастья и на другие аспекты позитивной и хорошей жизни. А толчком к этому послужила сама трансформации понятия хорошей жизни, что объясняется переменами в историческом контексте. После Второй мировой войны в фокусе позитивной психологии в основном лежали нарушения, вывихи, проблемы и способы их решений и исправлений. Со временем жизнь начала улучшаться, и эти темы стали постепенно вытесняться. В центр внимания попала жизнь, стоящая того, чтобы жить, достойная, качественная жизнь. Встал вопрос о том, как жить, когда не нужно выживать. Как говорил персонаж известной советской комедии, «жить хорошо, а хорошо жить – еще лучше». Тогда выяснилось, что привычные закономерности того, как выживать и решать проблемы, не помогают понять, как жить хорошо. Американский психолог Мартин Селигман, основоположник и лидер направления позитивной психологии, отмечал: «Мы хорошо знаем, как из точки -7 прийти в точку -2, но совершенно не знаем, как из точки +1 прийти в точку +4». Появилась потребность в каких-то новых исследованиях, поисках новых закономерностей. Так начала формироваться обновленная предметная область, повестка дня, при этом используемые подходы оставались традиционными для психологии.

Казанский (Приволжский) федеральный университет

Сегодня проблемно-предметная область позитивной психологии включает множество разных тем: это прежде всего положительные эмоции – счастье, радость, оптимизм, удовлетворенность и вовлеченность, а также смысл позитивных межличностных и рабочих отношений; устойчивость к стрессам и противодействие им (то, что в современной литературе обозначается понятием «резилентность»). Идея позитивной психологии состоит теперь в том, что нам надо не столько решать проблемы после того, как они возникнут, сколько взращивать в людях определенные внутренние силы, чтобы эти проблемы не возникали вовсе. По сути, мы переходим от исправления проблем и нарушений к их профилактике. Это особенно актуально для российского контекста, потому что ценность жизни в нашей культуре всегда была довольно низка. Мы не ценим свою и чужую жизнь, а отсюда пренебрежительное отношение к здоровью и здоровому образу жизни, к правилам техники безопасности. Это влечет высокие цифры насильственных преступлений, несчастных случаев и самоубийств. Известная фраза «береги себя» у нас куда менее распространена и естественна, чем в западной культуре. У нас не привыкли себя беречь. Именно поэтому позитивная психология очень актуальна и значима, ведь она способствует повышению ценности жизни, собственной и окружающих людей.

Если переходить к более конкретным темам, какими направлениями исследований занимаются сотрудники лаборатории?

В какой-то степени мы продолжаем те работы, которыми занимались и раньше, до создания лаборатории, внося при этом некоторую новую струю в исследования позитивной психологии. Значительная часть нашей работы посвящена проблеме смысла. Проблеме смысла вообще в нашей культуре всегда уделялось гораздо больше внимания, чем проблеме эмоций. Еще сто с лишним лет назад, на рубеже XIX и XX веков, в период Серебряного века, многие российские философы критиковали идею главенства счастья в жизни людей, принцип, выдвинутый ранее британскими философами-утилитаристами. В качестве альтернативы авторы предлагали идею смысла, поэтому он стал ключевым отечественным принципом, более важным и адекватным для управления человеческим поведением. Отголоски этих дискуссий можно было наблюдать в философии и психологии XX века, когда активно разрабатывались подходы к изучению проблемы смысла. Я и сам занимался этой проблемой всю свою профессиональную жизнь и написал кандидатскую и докторскую диссертации именно по проблеме смысла. В последнее десятилетие произошел буквально бум проблемы смысла, которая снова стала выдвигаться на центральное место в мировой позитивной психологии. Ведущие издательства продолжают публиковать исследования и книги по ней в огромных количествах, что сложно было представить себе еще 15–20 лет назад. Действительно, это гораздо более сложный и многомерный конструкт, чем положительные эмоции или счастье, ведь смысл невозможно просто свести к каким-то эмоциям и переживаниям. И у нас по этой теме имеются довольно богатые наработки, опирающиеся на идеи культурно-деятельностной традиции отечественной психологии.

Еще одна важная для нас идея – это концепция личностного потенциала. К слову, еще в 2011 году, до того, как лаборатория стала международной, вышла большая коллективная монография под названием «Личностный потенциал. Структура и диагностика», почти все авторы которой впоследствии вошли в состав уже международной лаборатории. Эта теория объясняет то, что в обычном языке называется внутренним стержнем личности. Ключевая идея в том, что личностный потенциал – это потенциал способности к саморегуляции, или к гибкому реагированию на вызовы окружающего мира, которые поступают к нам в виде обратной связи от наших собственных действий. С этой достаточно сложной конструкцией мы работаем уже больше 10 лет, разрабатывая разные аспекты проблемы личностного потенциала. Сейчас эти идеи уже перешли в широкую практику. Например, Благотворительный фонд Сбербанка несколько лет назад создал специальную программу по развитию личностного потенциала, основанную как раз на наших разработках. Они используют ее в школьном образовании многих регионов для развития личностного потенциала обучающихся. Все эти идеи оказались созвучны с другим проектом, который мы реализуем совместно с рядом других подразделений Высшей школы экономики с ноября прошлого года. Я имею в виду созданный совсем недавно научный центр по междисциплинарным исследованиям человеческого потенциала.  

Проблема выбора – еще одна отдельная тематика, пусть и менее распространенная, чем предыдущие. Несколько сотрудников лаборатории делали серьезные исследования по теме и защищали по ней диссертации. В 2015 году четыре наших сотрудника выпустили монографию «Психология выбора» – по сути, первую отечественную книгу на данную тему. Так что конкурентные наработки, которые мы можем предложить на самом высоком международном уровне, у нас имеются по целому ряду исследовательских направлений.

Лаборатория сотрудничает как с американскими, так и с российскими региональными университетами. Какие точки научного соприкосновения с коллегами существуют и какие совместные проекты удалось реализовать?

Университет Миссури – это место, где работает Кеннон Шелдон, научный руководитель нашей лаборатории. Это обусловливает ряд исследований, которые мы проводим совместно, как международных кросс-культурных, так и российских и американских, в том числе с использованием данных, собранных на базе Университета Миссури. Еще один ключевой американский университет для нас – Рочестерский – является штаб-квартирой научного направления, с которым мы очень тесно соприкасаемся, – теории самодетерминации. В этом университете долгое время работали и частично остаются ее создатели и авторы Ричард Райан и Эдвард Деси. Эту же традицию представляют зарубежные коллеги нашей лаборатории – Кеннон Шелдон и его коллега, ведущий научный сотрудник Мартин Линч, который работает в Рочестерском университете. Это очень большая и авторитетная школа, на конференции которой раз в три года съезжаются сотни человек со всего мира. Подход во многом близок нам, поэтому мы легко находим общий язык и пересекающиеся темы с Кенноном Шелдоном, воспитанным совершенно в иной традиции. Мартин Линч и вовсе неоднократно бывал в нашей стране, прекрасно говорит по-русски, хорошо знает российскую психологию и является важным связующим звеном между нашей и американской психологией.

9-я Конференция по позитивной психологии в Будапеште
9-я Конференция по позитивной психологии в Будапеште

Мы также вовлекаем в наши исследования и проекты разные региональные научные центры, поэтому люди, интересующиеся нашими подходами, теориями и методами, находятся в самых разных уголках России. Пожалуй, самые прочные и разнообразные связи у нас имеются с Томским государственным университетом, с которым я дружу на протяжении уже более 20 лет. Мы проводим семинары, школы и другие научно-образовательные мероприятия. Какие-то из них наши коллеги организуют самостоятельно и приглашают нас, а какими-то занимаемся мы, а потом проводим в Томске. Все эти мероприятия всегда вызывают большой интерес и собирают людей со всей Сибири. На некоторые семинары мы привозили и наших американских коллег, что особенно запоминается участниками, ведь не так много зарубежных ученых может доехать столь далеко. В 2018 году коллеги из Томского университета организовали на Алтае очень интересную школу по проблеме качества жизни, которую они собираются повторять после того, как эпидемиологическая ситуация улучшится. Интересные совместные проекты мы реализовывали также с Камчатским государственным университетом, другими научными центрами. Что объединяет наше зарубежное и внутрироссийское сотрудничество – это люди. Отношения между людьми всегда находятся в центре, а за ними уже идут связи между организациями. Все идет через людей.

Поделитесь самыми любопытными результатами исследований лаборатории, которые удалось реализовать за время ее существования.

Совместно с американскими коллегами мы провели интересные исследования, касающиеся соотношения свободы и ответственности. На эмпирических данных из двух стран мы обнаружили, что свобода и ответственность тесно связаны друг с другом. То есть мы смогли найти подтверждение этой известной философской идее на психологическом уровне и доказать, что два этих феномена совершенно не противоречат друг другу. Результаты этой работы были опубликованы в одном из ведущих журналов.

Любопытные результаты были получены в исследовании одиночества. Наша методика посвящена соотношению разных аспектов переживания одиночества, как позитивных, так и негативных. Ведь одиночество объединяет в себе очень сложные переживания, которые выходят за рамки традиционного подхода к нему как к исключительно неблагоприятному симптому. Существует целый класс людей, которые очень ценят и любят одиночество, находя в нем серьезные ресурсы. Как правило, это люди, так или иначе связанные с умственным трудом, именно для них одиночество представляет собой позитивную вещь. Для изучения этой темы сотрудники лаборатории разработали уникальный опросник, который впоследствии даже был переведен на английский и адаптирован в Соединенных Штатах. Ситуация, отличная от более привычного сценария, когда мы переводим на русский и адаптируем методики зарубежных коллег. Этой методикой мы начали заниматься с моим коллегой Евгением Осиным еще до возникновения международной лаборатории. В числе проектов, вызвавших особый интерес на международных конференциях, – кросс-культурное исследование об отношении к одиночеству, особенностях его переживания, мотивациях и эмоциях в такой ситуации на примере трех стран: России, Соединенных Штатов и Южной Кореи. Сейчас мы готовим эти результаты к публикации.

В прошлом году на фоне эпидемии коронавируса мы сделали большой цикл исследований о пандемическом сознании и даже успели обобщить наши результаты на эту тему в формате симпозиума, организованного на базе Научного центра мирового уровня «Центр междисциплинарных исследований человеческого потенциала». Мы очень оперативно отреагировали на новый феномен и приостановили все наши текущие проекты на тот момент, чтобы собрать как можно больше эмпирического материала. Сейчас мы занимаемся его описанием и готовимся публиковать результаты. Некоторые из этих исследований касались личностных характеристик, которые позволяют нам снизить уровень отрицательных эмоций, стрессов и переживаний, связанных с пандемией. Другое занимательное исследование касается отношения к этой ситуации как к ситуации неопределенности и опять же профилактики связанных с этим негативных эмоций. Кроме того, мы анализировали ограничения и самоизоляцию как вынужденный режим одиночества. Еще одна работа была посвящена роли оптимизма и внутренней опоры. Позитивная психология фокусируется прежде всего на внутренних буферах, позволяющих нам выжить и уцелеть в этой непростой ситуации и не поддаться ее негативному влиянию. Среди них – опора и принятие ответственности за решения на себя в противоположность ожиданию этой ответственности от властей или медицинских учреждений. Мы выяснили, что люди, которые принимают ответственность за принятие решений на себя, более устойчивы к психологическим последствиям пандемии. С этим связан и оптимизм, но не бездумный, а ответственный. Ответственный оптимизм помогает избавиться от отрицательных эмоций, а бездумный, как ни парадоксально, не несет никакой пользы.

HBR Russia

Развивается ли лаборатория по направлению к некоторой цели? Какие задачи видятся вам как приоритетные в перспективе ближайших лет?

В прошлом году у нас произошло важное событие – открылась созданная сотрудниками лаборатории магистерская программа «Позитивная психология». Абитуриенты продемонстрировали к ней большой интерес, и конкуренция на места была очень высокая. И это не вызывает удивления, ведь наша магистратура – это единственная в России программа, реализуемая людьми, которые непосредственно заняты производством знаний в этой области. Более того, наши коллеги знакомы практически со всеми ведущими учеными в области позитивной психологии и активно привлекают их к проведению лекций и семинаров для студентов. Что называется, знания из первых рук. Сейчас наша основная задача – закрепиться на этом новом поприще, на которое мы уже успешно вышли. Помимо этого, готовятся новые книги, выходят на защиту новые диссертации по проблеме одиночества, неопределенности и личностных изменений. Но все же сейчас наши усилия в большей степени направлены на выдержку и сохранение стабильности. Хотелось бы не только пройти через нынешнюю ситуацию неопределенности пандемии без потерь, но и извлечь из нее что-то полезное.

 

13 мая