• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Хочу ли я быть другим?

Преподаватели Лицея ВШЭ – о том, кем хотели бы стать, если бы не выбрали профессию учителя

Kyle Head / Unsplash

Задумывались ли вы когда-нибудь над вопросом «Кем бы я был, если бы не собой?». Кажется, что вопрос очень простой. Нужно просто закрыть глаза и помечтать. О героических поступках, мужестве или об успешной карьере ученого. Каждый из нас не раз думал: «Вот если бы я был смелее, усерднее, креативнее, то…». За этим «то» скрывается необозримое пространство нашего воображения, которое, кажется, может сделать нас кем угодно.

Об этих «если… то…» будет интересно вспомнить через несколько десятилетий. Ведь пока ты учишься в школе, одно из главных твоих «если» – это желание быть старше. Мы думаем, что, повзрослев, сможем сделать себя другими.

Так ли это? Может, взрослые тоже мечтают что-то изменить в своей жизни, стать кем-то другим, надеются на «если бы»? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, я написала нескольким преподавателям лицея. Хотят ли учителя, которых все мы знаем, что-то изменить? Возможно, в профессиональной среде?

Денис Подкопаев
Денис Подкопаев
Facebook / Александр Кузнецов

Первым на мое письмо с вопросом «Задумываетесь ли вы…» ответил Денис Подкопаев, руководитель направления «Футуритет»:

«Дорогая Настя!

Начну с недавнего осознания: я более чем доволен своей жизнью и своим ремеслом! Сейчас, отвечая на ваши «вечные» вопросы, я понимаю, что любая оглядка в сторону прошедшего сродни сомнению Орфея, вышедшего на финишную прямую желанного возвращения. Наверное, все, кто хоть раз анализировал свои нереализованные чаяния, похожи на него.

Но: «Не горюй о минувшем: что было, то сплыло. / Не горюй о грядущем: туман впереди». Это уже Хайям.

Я долго думал о том, как вам ответить: так, чтобы честно и без ненужной патетики. Поэтому – как на духу.

С детства (если быть точнее, то с 7-го класса) я мечтал стать актером драматического театра. Желание возникло не с потолка: в то время я посещал театральную студию подмосковной школы искусств, и, когда мне было 12 лет, наш руководитель (он служил в Московском областном театре имени А.Н. Островского) пригласил меня и еще двух студийцев на детские роли в спектакле про Ивана Калиту (я прекрасно помню, как он назывался: «Грех и прощение»). Режиссеру мы понравились, на роли нас утвердили; меня – на Симеона Гордого.

Как только начались репетиции, я понял, что работа в театре – это работа моей мечты. Не было ни одного этапа, который бы мне не нравился: читка пьесы, этюды в репетиционном зале, прогон на сцене, отдых в гримерке, создание образа в костюмерном цехе, запах кулис, актерские байки... И за это еще деньги платят!

Постановка Московского губернского театра
Постановка Московского губернского театра
kvitki.by

Более того, быть актером – это возможность прожить огромное количество маленьких уникальных жизней, да еще в самом что ни на есть художественном смысле.

Мне не удалось поступить в театральный институт. До недавних пор я периодически жалел об этом. Знаете, находило иногда настроение. Потом перестало.

Мне удалось сыграть десятки ролей в школьных и студенческих спектаклях, четыре из них я поставил сам.

Не скрою, мне нравилось, как у меня получалось.

И вот здесь, пожалуй, скрывается самое главное!

Очень важно, чтобы человек чувствовал себя на своем месте, чтобы он осознавал: круче него его работу никто не сделает.

Поэтому, размышляя над вашими вопросами, я понял, почему не хотел бы быть никем иным в профессиональной жизни, кроме как собой!

Я просто считаю себя хорошим учителем, я получаю истинное удовольствие от своей работы и – что особенно важно – от ее результатов.

Гипотетически можно грезить о какой угодно профессии. В моем списке также были: хирург, краснодеревщик, детектив, писатель, художник, саксофонист, военный, режиссер, психоаналитик, вольный борец и баскетболист…

Сама по себе принадлежность к профессиональному цеху не может сделать человека счастливым – я в этом убежден. А вот уверенность в том, что именно ты хорошо справишься с какой-то определенной профессиональной задачей, – может».

Владимир Куренков
Владимир Куренков
Facebook

Этот отзыв показался мне очень вдохновляющим. И правда, очень важно не просто гнаться за какой-то профессией, важно ее полюбить.

Историей своего пути к преподаванию поделился Владимир Куренков, преподаватель информатики направления «Математика, информатика, инженерия»:

«К работе в школе и институте я пришел не сразу. Так получилось, что до учебы в институте и во время учебы в МИФИ на старших курсах я работал в разных организациях, и мне по большей части нравилась моя работа. Например, в НПВО «НГС-оргпроектэкономика» я готовил чертежи и документацию для строительства трубопроводов. Параллельно с этим я ассистировал Борису Васильевичу Черкасскому, помогал вести лекции по комбинаторике и теории графов. Он дал мне хорошие знания. Потом я стал лектором в институте и занялся студенческими олимпиадами, работал в команде с Арлазаровым В.Л., Фараджевым И.А и Постниковым В.В. Это сотрудники ИСА РАН, известные ученые. Все то время, что я преподавал, я где-то еще работал и окончательно решил уйти в образование только в 2015 году, сравнительно недавно. Помимо образования и олимпиад, единственное, что мне интересно, – это наука. Хотелось бы в дальнейшем больше времени посвящать научной работе».

Елизавета Космидис
Елизавета Космидис

Оказывается, иногда получается так, что наравне с работой вне образования появляется интерес к преподаванию и лишь со временем педагогика одерживает верх. «Бывает ли иначе?» – задумалась я и решила задать вопрос о том, мечтают ли преподаватели о других себе в альтернативной реальности, еще одному педагогу лицея, руководителю гуманитарного направления Елизавете Космидис. Кем бы она была, если не собой?

«Интересный вопрос! Отнекиваться и говорить, что я никогда не задумывалась о том, как могла бы по-другому сложиться моя жизнь (а иногда и даже сожалеть по этому поводу), я не буду.

У меня никогда не было мечты стать кем-то совсем другим, иметь чужую внешность или характер. Я искренне ценю тот опыт, те обстоятельства, в которых складывается моя жизнь. Правда, иногда мне кажется, что в детстве я недомечтала, часто ограничивала себя рамками реалиста. Можно было еще смелее ставить планы и цели, но я стараюсь это компенсировать сейчас.

Топ-список профессий, которыми бы я хотела заниматься: молекулярный биолог (именно ученый), культурный антрополог (ой, я уже, но давно не было полевой практики), event-менеджер (но не вести однообразные свадьбы, а именно планировать какие-то оригинальные, нестандартные мероприятия).

Повторила бы я путь учителя? Отчасти да. Мне искренне нравится, это интересно, особенно если любишь то, о чем рассказываешь. Хотела бы я всю жизнь только вести занятия? Нет. Много чего хочется попробовать и увидеть. Бывают временные увлечения. Вот последние несколько месяцев мечтаю быть фитнес-инструктором!»

В каждом из нас живет мечтатель. Он вдохновляется книжными персонажами, актерами, певцами или просто знакомыми людьми. Иногда воображение уносит нас в нереальные миры, где мы становимся главными героями увлекательнейших романов, разгадываем тайны человечества и каждый день – это новое приключение. Это очень притягательное занятие, нам не хочется возвращаться из миров, где все идеально.

Когда я была маленькой, каждая книга дарила мне новые идеи. В своем воображении я была и смелым капитаном корабля, и принцессой в башне, и известным детективом, и ученым, и… Этот ряд можно продолжать бесконечно.

Возможно, дальше стоит написать что-то вроде «прошло много лет, и сейчас я мечтаю только об одном – поступить в институт», но я не смогла расстаться со своей страной чудес, поэтому каждый день меня поддерживают тысячи невидимых героев.

Кем бы мы ни были в своих мечтах, в первую очередь мы остаемся собой. Мы вкладываем свои качества в воображаемые роли. Получается, что ответ на вопрос «Хочу ли я быть другим?» на самом деле очень прост: если я буду другим, то это буду уже не я.

«Мы не можем стать воображаемыми супергероями!» – заметит строгий читатель. Да, возможно, никто из нас не поучаствует в межгалактических сражениях… Хотя – кто знает? Может быть, в недалеком будущем…

Анастасия Черникова

2 июня