• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

«У тебя есть шанс стать лучшей версией себя самого»: советы преподавателей

А. Кустов / ВШЭ

Какие методики используют лучшие преподаватели Вышки? Важно ли сохранять в аудитории строгую иерархию? Как выстраивать коммуникацию со студентами? Есть ли образ идеального студента? Об этом рассказывают победители конкурса «Лучший преподаватель» НИУ ВШЭ.

 

Александр Демин, преподаватель школы логистики

Кажется, что есть набор качеств, которые позволяют преподавателю добиться успеха в аудитории, – это искренность, эмпатия и гибкость.

Во-первых, ты должен быть максимально честным со студентами. Профессионализм преподавателя в Вышке не вызывает ни сомнений, ни (как следствие) дополнительного интереса. А вот увидеть в преподавателе человека – другое дело. Просыпается желание понять, что этот человек пытается донести. За счет этого формируется и лучшее понимание материала, более высокие результаты на экзамене, удовлетворение от прослушанного курса.

Во-вторых, необходимо чувствовать аудиторию. Будучи студентом, я думал, что «вести четыре пары с одним и тем же материалом» равно «вести четыре одинаковые пары». По факту оказывается, что у каждой группы есть свой характер, свои ценности, распознав которые можно добиться успеха.

В-третьих, важно уметь подстраиваться под эмоции студентов. Речь не идет о том, чтобы отходить от программы курса или идти на поводу и ставить несправедливо высокие оценки. Самодисциплина преподавателя, как и знание преподаваемого материала, – некий must have, то, о чем даже говорить не имеет смысла. Но мне кажется, что для повышения вовлеченности студентов в процесс обучения важно быть с ними на одной волне в плане эмоций: уметь быть серьезнее или веселее, подбодрить в конце тяжелого дня или дать время проснуться на первой паре – в общем, следить за тем, чтобы на занятиях они были в хорошем настроении и с мыслью о том, что их понимают.

При преподавании предметов, связанных с расчетами, важно, чтобы студенты выходили к доске – там правда лучше понимается материал. Меня бесконечно радуют ситуации, когда, выйдя к доске и окончательно разобравшись в лекционном материале, студенты могут объяснить этот материал своим коллегам. В такие моменты я вспоминаю, как сам, будучи студентом, объяснял что-то одногруппникам – за счет ежедневного общения лучше понимаешь своих коллег. Всегда легче объяснить что-то людям, которых ты хорошо знаешь.

Студентов интересуют также и практические ситуации. «Какая сложная математика?! Зачем мне это?!» Но когда приводишь примеры тех задач, где применяются эти модели и даже их более сложные производные, мотивация студентов увеличивается. Мне кажется важным дать понять студентам, что то, чему их учат, – это все равно некая база. Их возможности по самостоятельному углубленному изучению каких-либо аспектов безграничны, и, когда приходит это понимание, приходит и желание хорошо понимать основы, при этом искать что-то свое.

Вопросам иерархии в аудитории хочется уделять минимум времени. Уважительное отношение преподавателя к студентам и студентов к преподавателю – тот же must have. К тому же понятно, что попытка выстроить строгую иерархию с людьми, которые младше тебя всего на пару лет, скорее всего, будет выглядеть странно, приведет к отторжению. Я пытаюсь выстроить коммуникацию не по принципу «я выше по иерархии», а по принципу «я могу помочь вам понять то, что тяжело понять вам самим». Мне кажется, что преподаватель должен выступать в роли человека, сопровождающего студентов в изучении материала, как будто вы вместе узнаете что-то новое и делаете это с одинаковым огнем в глазах.

Лучший студент – смелый и не боится ошибаться. Такой студент замотивирован на самостоятельную работу и относительно независим. Наверное, он бы и сам все выучил, но тем не менее он доверяет тебе как преподавателю. У него тоже есть искренность, эмпатия и гибкость, потому что учеба в университете во многом требует одинаковых качеств от всех участвующих сторон. Он эмоционально раскрепощен, а ваше живое общение способствует как академическому, так и личностному развитию обоих.

 

Анастасия Капуза, преподаватель Института образования

Если посмотреть на списки лучших преподавателей, то можно понять, что никакой закономерности там нет. В таких списках я вижу и своих строгих коллег, выбирающих классический лекционный формат, и тех, кто выстраивает перевернутые классы и дискуссии на занятиях. Мне кажется, что студенты лучшими выбирают тех преподавателей, кто выстраивает понятные для всех «правила игры» и придерживается их. Я даже не думала, что тоже попаду в список лучших: на должности преподавателя я всего лишь год, а до этого два года была ассистентом на двух разных курсах. Я сама совсем недавно была студенткой магистратуры и еще помню, чего ждала от преподавателей – возможности задавать вопросы, обсуждать, додумываться до некоторых вещей самим. Еще стараюсь выстраивать обратную связь от студентов; порой читать комментарии не очень приятно, порой они даже противоречат друг другу, но сама возможность диалога, мне кажется, очень важна. И не менее важно показать, что преподаватель к этому диалогу готов.

Скорее всего, мне многого не хватает в плане педагогического мастерства, но чего у меня (хотя бы пока) достаточно, так это воодушевления и желания делать что-то интересное. Например, мне нравится вносить элемент соревновательности. В начале занятия я часто предлагаю студентам ответить на вопросы в сервисах типа Kahoot – все регистрируются с телефонов в сервисе, затем на проектор выводятся вопросы, и все на них отвечают. Чем быстрее даешь правильный ответ, тем больше баллов получаешь. Потом мы все вместе обсуждаем правильные и неправильные варианты ответов. Еще я приветствую разговоры и споры на занятиях, но в этом случае необходима строгая модерация и приходится более внимательно следить за временем. Конечно, в классическом лекционном формате, когда ты диктуешь – все записывают, а потом ты проверяешь, правильно все записали или нет, удается дать больше информации. Но мне кажется важным закрепить самые основные вещи, даже если нам придется их обсуждать и разбирать десятки раз. Ведь отлично ориентируясь в базовой части, несложно самому освоить более продвинутые темы. В этом году хочу попробовать сделать перевернутый класс и больше времени на занятиях посвящать обсуждениям и решению кейсов и задач.

У меня небольшие группы студентов-магистрантов, так что строгой иерархии нет, наоборот, получается такой кружок по интересам. В своей работе я руководствуюсь принципом «не студенты для меня, а я для студентов». Это они с меня должны требовать, а не я с них. Это их знания, будущая карьера и диплом об образовании. Как только они пришли ко мне на курс – они согласились, что хотят выучить предмет и доверяют мне в этом деле. Я, в свою очередь, сделаю все для того, чтобы им это удалось, но заставить их заниматься, к сожалению, не могу: сделать домашнюю работу – это личная ответственность студента.

Лучший студент – заинтересованный студент, который понимает, что и зачем он делает на этом занятии и на курсе в частности.

 

Виктор Горбатов, преподаватель школы философии

Вряд ли можно сказать, что я делал что-то особое или следовал какому-то специальному алгоритму. Зачем? Попадание в категорию «лучших преподавателей» – это формальный показатель. А когда ты работаешь на формальный показатель, тебе очень трудно стать лучшим преподавателем, потому что искажается целеполагание. Вот такой парадокс. Впрочем, кое-что я, наверное, сделал в своей жизни, что приблизило меня к желаемому результату. Когда-то очень давно я выбрал философию и логику в качестве своих главных приоритетов. Мне очень повезло, ведь это объективно самые интересные дисциплины. Ну как можно неинтересно читать лекцию по философии или скучно вести семинары по логике? Попробуйте сами – у вас не получится.

Я люблю использовать самые разные методики, мне скучно довольствоваться классическим набором «прочитал с листа лекцию – послушал доклады на семинаре». Очень люблю логические и аргументативные игры, дебаты, медленное совместное чтение. Однако в образовании нет никакой «серебряной пули» – универсальной методической формы, которая всегда и везде эффективна на 100%. Скажу банальную вещь: не стоит подстраиваться под модные образовательные методики только потому, что они «эффектны» и популярны. Не инструменты определяют задачи преподавателя, а задачи диктуют выбор инструментов. Например, мне нужно студентов «разговорить» – я выбираю дебаты. Нужно «размять мышление» – предлагаю мысленные эксперименты, нужно «включить логику» (очень важно не просто знать формулы, но почувствовать себя изнутри эдаким Шерлоком Холмсом) – мы со студентами играем в «Элузис» или «Сопротивление». Разным студентам нужно разное. У каждого своя «зона ближайшего развития». Бывает, что в двух группах с одного потока получаются совершенно разные по форме занятия.

У меня есть один страшный профессиональный изъян – очень плохо запоминаю имена студентов. Фактически запоминаю только тех, кто меня сумел удивить в процессе диалога – неожиданным вопросом, оригинальным ответом, замысловатым аргументом. Я долго пытался понять, почему это так работает. И вывел для себя гипотезу: кажется, для меня студенты целиком существуют внутри нашего с ними диалога. Это «место интеллектуальной встречи», которое изменить нельзя. Когда ты вошел в это место, ты для меня появился, вышел из него – ты для меня исчез. Мы приходим не в аудиторию со стенами и потолком. Встреча происходит в каком-то другом измерении – измерении вопросов и ответов, совместного движения к пониманию. Собственно, отсюда вытекают и все наши со студентами взаимные обязательства – дисциплинированно приходить на это «основное место работы» и честно работать. Все, что на пользу этой работе, – хорошо. Все, что во вред, – плохо. Больше никто никому ничего не должен. Например, я не понимаю, зачем студенты должны вставать, когда преподаватель входит в аудиторию. Честно, не понимаю. Пусть они лучше голову включают по-настоящему, когда я ставлю вопрос. А не ягодичные мышцы, чтобы оторвать задницу от скамьи для ритуального приветствия. Нужно им пить кофе во время занятия – пусть пьют. Я сам без кофе не могу думать. Не возьмусь утверждать, что такой порядок подойдет каждому преподавателю, но лично я для себя приоритеты расставил давно.

Идеальный студент для меня – тот, который не дает расслабиться. Ты готовишься к новой лекции и вдруг вспоминаешь: в прошлый раз Иван Петров задал мне вот такой каверзный вопрос, заметил на слайде неточность, привел неизвестный тебе ранее факт. Значит, ради этого Ивана стоит постараться. Пока он сидит в твоей голове, у тебя есть шанс стать лучшей версией себя самого.

 

Андрей Виноградов, доцент школы логистики

Думаю, что нужно прежде всего уважительно относиться к студентам, помогать им раскрыть свой потенциал. Это предполагает в том числе стимулирование студентов высказывать свою точку зрения, дискутировать с однокурсниками и преподавателем, подразумевает создание на занятиях свободной, творческой атмосферы, в которой никто никого не подавляет своим авторитетом. 

Кроме того, чтобы заинтересовать студентов, преподаватель должен сам интересоваться тем, что читает. Искренний интерес к своему предмету предполагает ознакомление с широким кругом источников, выходящим далеко за рамки стандартных учебников, и, конечно же, постоянную актуализацию знаний. Очень полезным для преподавателя является активное участие в профессиональных конференциях, а также обмен опытом как с коллегами по цеху, так и с практиками.

По моему мнению, одним из наиболее эффективных инструментов обучения является разбор практических ситуаций, основанных прежде всего на российском опыте. Я предпочитаю организовывать работу над кейсами в мини-группах с последующей презентацией результатов и их общим обсуждением. Такой подход позволяет сразу же приложить полученные теоретические знания к практике, что повышает мотивированность студентов и дает ценный опыт работы в команде.

Я воспринимаю студента как партнера в процессе обучения. Я предлагаю ему свои знания и опыт, он может их принять и дополнить своим опытом, который мне тоже интересен. Несмотря на это в аудитории, на мой взгляд, должна быть определенная дистанция между преподавателем и студентами. В противном случае студенты просто не будут воспринимать преподавателя всерьез. Выстраивание коммуникаций со студентами зависит от вида проводимых занятий. Так, на семинарах я часто выступаю в роли медиатора при межгрупповом обсуждении практических заданий и кейсов. Конечно же, коммуникация со студентами у меня не ограничивается только стенами аудитории. Студенты всегда могут задать мне вопросы при личной встрече либо по электронной почте, рассчитывая на получение содержательных и в то же время оперативных ответов.

Полагаю, что не только у лучшего, но и даже просто хорошего студента внутренний контроль должен преобладать над внешним. Он должен сам тянуться к новым знаниям, искать дополнительные источники по изучаемой теме, активно задавать вопросы и участвовать в дискуссиях. Такой студент должен быть по натуре исследователем, пропускать через себя изучаемый материал, пытаться применить его к окружающей реальности, а не просто заучивать и бездумно воспроизводить чужие мысли из учебников, конспектов лекций и семинаров. Трудолюбие, ответственность и умение правильно расставлять приоритеты – не менее важные качества лучшего студента.

 

Сергей Шершаков, преподаватель факультета компьютерных наук

Каких-то специальных действий я не предпринимал. О том, что студенты меня выбрали «лучшим преподавателем», в первый раз я узнал вообще случайно: мне написала коллега поздравительное письмо. Это был мой первый полный академический год (2013/14) в Вышке в статусе преподавателя. Вел я семинары по дисциплине «Программирование» у первых курсов.

Работа с первыми курсами всегда немного особая. Это вчерашние школьники и по образу мышления, и по образу действия. Уже чувствующие, что пора взрослеть – и в профессиональном, и в личностном плане, – но не всегда понимающие, как это делать «правильно». Бывает, что для первокурсников глобальная задача всего года – не вылететь. Им в этом надо помочь, но при этом они должны добиться результата сами, а не просто «перейти в следующий раунд со штрафным очком».

Стараюсь сделать так, чтобы занятие всегда было небольшим представлением, действом с активным участием студентов. Это позволяет сохранять их внимание, не требуя приложения нечеловеческих усилий по борьбе с засыпанием – с обеих сторон. Корни у этого подхода лежат в специфике проведения поточных семинаров: это может быть 10 пар подряд обсуждения одной и той же темы. Провести их одинаково монотонно решительно невозможно, я бы даже сказал – губительно для психики! Хочется в каждой такой встрече найти что-то индивидуальное, близкое и понятное для ребят, и для этого нужно в целом понимать и чувствовать их индивидуальный настрой. И делать соответствующие акценты при обсуждении материала.

С лекциями сложнее... Зацепить внимание студентов лекционным монологом очень непросто.

Все остальное – это избитая метода: дисциплина, работа, пряник и кнут.

Да, приходится ставить и двойки, в том числе на экзаменах. Почему студенты после этого голосуют «за»? Думаю, это разновидность Стокгольмского синдрома.

С каждым следующим потоком возрастная разница между мной и студентами становится все больше, но я все еще отношусь к ним как к младшим братьям. В аудитории студенты обычно чувствуют себя в одноранговой системе, при этом хорошо отдавая себе отчет, кто «в стае вожак». Необходимости напоминать не возникает. Если попытаться кратко охарактеризовать роль, которую я играю на занятиях, это будет «инициатор-модератор» предметной беседы.

Единого образа лучшего студента у меня нет, так как мне доводилось встречать большое число самых разных, непохожих друг на друга студентов, и все были лучшие. Важно, чтобы студент был контактен, принципиально способен к работе и хотя бы чуточку дисциплинирован: всё, он лучший.

 

18 ноября