• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Онлайн-лекции: за и против

Ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов рассказал о намерении университета внести серьезные изменения в образовательный процесс: за пять лет перейти от классических лекций к их онлайн-версии. Это предложение стало поводом для бурных обсуждений и споров. «Дети Вышки» обратились к учащимся и преподавателям лицея, сотрудникам НИУ ВШЭ с вопросом: как они относятся к такому переходу?

Анастасия Аникина, лицеист

Я в лицей прихожу не только для того, чтобы получить знания от преподавателя, но и ради общения, для меня это важно. Когда ты работаешь в группе, то включаешься в процесс и узнаешь с помощью одноклассников что-то новое. Внедрение онлайн-образования, с одной стороны, удобно: есть возможность остаться дома, если у тебя какие-то дела или планы, и потратить гораздо меньше времени на дорогу. Но лично я бы выбрала пойти в лицей на обычный урок.

Нина Афанасьева, лицеист

Думаю, мне бы не очень подошел формат онлайн-лекций. Когда я что-то не понимаю на уроке, то могу сразу спросить у учителя. Онлайн связаться с учителем будет сложнее. Можно, конечно, в чате написать или дождаться семинара, но, пока это случится, ты уже выпадешь из темы. С другой стороны, иметь возможность смотреть лекции из дома – это удобно. В целом это спорный вопрос. На мой взгляд, перенесение обучения из класса с лектором в онлайн полностью поменяет систему образования, и тогда школа, по сути, будет не нужна, ведь пропадет ее социальная функция. Этот переход не произойдет в ближайшие лет сто точно. Я надеюсь.

Елизавета Космидис, руководитель гуманитарного направления Лицея НИУ ВШЭ

В переходе на онлайн-курсы есть большое количество плюсов. Во-первых, студенты иногда пропускают занятия, а онлайн-лекции можно прослушивать тогда, когда это удобно и необходимо. Во-вторых, это сильно уменьшит количество времени, которое преподаватели тратят на подготовку и проведение аудиторных занятий, что предоставит им возможность работать с учащимися в более тесном контакте – на семинарских занятиях или индивидуальных консультациях по исследованиям.

Но и минусов у такого введения, на первый взгляд, много. Первое: мне кажется, что, когда мы говорим об образовании, мы говорим об эмоциональной вовлеченности обеих сторон. То, что актуально для одной аудитории, в другом классе может быть воспринято совершенно иначе, потому как всегда есть свой контекст, в который погружают материал. Говорят, не бывает двух одинаковых лекций. Кроме того, определенная аура лекционного занятия тоже важна. Чего стоят отчаянные студенческие попытки не заснуть на первой лекционной паре в 9:00. «Лекционное испытание», которое погружает тебя в академическую среду, – важная ступень студенческой жизни.

Дмитрий Михайловский, аналитик Центра лидерства в образовании Института образования НИУ ВШЭ

Мое отношение к онлайн-лекциям складывается из двух позиций. Как профессионал, который занимается онлайн-курсами, я занимаю взвешенную позицию, для меня важно, как именно внедряются онлайн-курсы: как они соотносятся с очными курсами, как работают на образовательные результаты, какие дополнительные возможности дают.

Есть мое личное отношение, потребительское. Я просматриваю массу онлайн-курсов на открытых платформах. Для меня это отличный шанс ненадолго погрузиться в новые области знаний (из недавнего – курс по теории музыки от Университета Беркли) или прокачать какой-то уже зачатый во мне «скилл» (курс по Python на Stepik). Это замечательно, и, судя по растущему объему рынка онлайн-курсов, их востребованность со стороны слушателей огромна.

Подводный камень онлайн-курсов в том, что учитель может не использовать эту возможность, а просто высвобождать свое время, как если бы давал задание: «Давайте, дети, прочитайте параграф к следующему разу. Занятия не будет, но в учебнике все есть, разберитесь сами как-нибудь».

Анна Ганжа, доцент ФГН НИУ ВШЭ

Революция, свершившаяся с переходом лекций в онлайн-режим, произошла уже довольно давно, поэтому оценивать это с точки зрения возможности и необходимости уже бесполезно. Дальше все будет зависеть от образовательной политики университетов –последствия, на самом деле, могут быть любые. Главное, что традиционная форма лекций действительно давно устарела, и никакие яркие презентации и стендап-приемы здесь уже не помогали, хотя существовала не такая уж узкая группа любителей впадать в легкий транс на лекциях, создавать себе кумира и растить внутри себя зеркальные идентичности двойника популярного лектора.

По воображаемым мною законам экономики культуры перевод лекций в онлайн-режим не убьет лекционную форму. Наоборот, мы будем иметь дело с подъемом и ребрендингом, как это происходило в театральной сфере, когда записи выдающихся спектаклей, ставших в одночасье доступными, только множили интерес к театру. Из неприятного и обязательного времяпровождения лекция превратится в емкую универсальную форму, включенную в систему творческой и интеллектуальной конкуренции.

Интересные последствия ждут и самих лекторов: теперь их слово увековечивается, вырастет его весомость, значимость и неотчуждаемость. К этому трудно подготовиться, и удивительно, что дискуссия не ведется здесь в юридическом поле: что будет, к примеру, если автор записанной лекции пожелает изъять ее из оборота на любых основаниях – например, если он разочаруется в собственных суждениях, внешности, риторических приемах.

Софья Дымова