• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Айзек Азимов и братья Стругацкие, Айн Рэнд и Джеймс Клавелл

Учёные Вышки о любимых книгах

ВШЭ / iStock

Алмакаева Анна Михайловна

доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации департамента социологии факультета социальных наук

Александрова Марина Юрьевна

аспирант кафедры методов сбора и анализа социологической информации департамента социологии факультета социальных наук

Ульянина Ольга Александровна

профессор департамента психологии факультета социальных наук

В этом выпуске о своих любимых художественных и научных произведениях, а также о книгах, полезных в преподавании, рассказывают Анна Алмакаева, Ольга Ульянина и Марина Александрова.

Художественная книга

Анна Алмакаева, доцент кафедры методов сбора и анализа социологической информации департамента социологии факультета социальных наук, заместитель заведующего Лабораторией сравнительных социальных исследований имени Рональда Франклина Инглхарта

Таких книг, о которых мне хотелось бы рассказать, несколько. Первая книга интересна мне с профессиональной точки зрения. Это трилогия Айзека Азимова «Академия» (по которой снят вышедший недавно сериал «Основание»). Она замечательна, во-первых, тем, что рассказывает о науке. В книге это научная психоистория, которая занимается тем, чем занимаются количественные социологи и психологи. То есть пытается с помощью математических методов предсказать развитие общества, включая предстоящие кризисы, и рассказать обществу, в каком состоянии, на какой стадии оно находится в данный момент, какие у него есть проблемы и как именно эти проблемы надлежало бы решить. Во-вторых, в этой книге наглядно показано, как конструируются нормы, в том числе религиозные, каким образом изначальное функциональное содержание нормы в какой-то момент отделяется от нее и обрастает элементами религиозного культа.

Примечательно, что люди, которые разрабатывали эту науку – психоисторию, были не только теоретиками. Они могли применять научные знания на практике и корректировать события, отклоняющиеся от описанного ими исторического плана. В начале книги группа психоисториков заявляет, что империя находится в состоянии распада и нужно принять определенные меры, чтобы предотвратить этот распад. Они бьют во все колокола, призывают действовать, но их никто не слышит: ни государство, ни общество. Поскольку призыв остается без ответа, они начинают действовать самостоятельно: готовят эвакуацию группы ученых в другие миры, просчитывают, как дальше будет развиваться история, и оставляют четкие указания. В том числе предсказывают ученые и наступление кризисов, и те действительно случаются в указанное время.

Анна Алмакаева
Анна Алмакаева

Все идет согласно психоисторическому плану до тех пор, пока не рождается человек с генетической мутацией, способный подчинить себе огромное количество людей. Этот мутант резко вмешивается в ход событий, нарушая всю логику развития общества и стройную теорию психоисториков. В итоге все процессы возвращаются в свое изначальное русло, потому что эта группа психоисториков оказывается в состоянии подчинить себе и генетического мутанта. То есть Азимов показывает, как действия одного человека меняют и план, и направленность истории, которая, если бы эта группа ученых не вмешалась, развивалась бы по совершенно другому сценарию. Иными словами, книга описывает важность случайных, единичных событий, не вписывающихся в глобальные тренды, но способных кардинально менять траекторию развития. И это очень яркая иллюстрация популярной теории черного лебедя, широко освещаемой в экономической литературе. Конечно, с точки зрения социологии все люди заменимы, но иногда рождаются уникумы, способные поменять этот мир достаточно ощутимо.

В общем, «Академия» – очень многослойная книга. Хотя для взрослого человека, проработавшего в сфере макросоциологии некоторое количество лет, какие-то ее идеи кажутся немножко наивными и упрощенными. Но я читала ее, еще будучи студенткой социологического факультета, и тогда она стала для меня своеобразным открытием. Открытием в том, какая модель общества в ней была нарисована, как в ней обсуждались методы науки, причем не науки вообще, а именно науки о людях, и в том, что эта наука могла бы людям дать. Мне кажется, эта книжка во многом актуальна до сих пор, в ней много параллелей с тем обществом, в котором мы живем.

Вторая книга – повесть братьев Стругацких «Понедельник начинается в субботу» и ее продолжение – «Сказка о Тройке». Эта книга очень хорошо показывает, как устроена жизнь научной организации, какие процессы в ней протекают. В частности, она демонстрирует, что научная организация, несмотря на всю ее научность, мало чем отличается от любой другой организации. Также книга описывает ученых как людей с определенными мотивами и жизненными ценностями, со всеми их сложностями и проблемами. И, знаете, эта книжка тоже не утратила своей актуальности до сих пор. Иногда у меня складывается впечатление, что братья Стругацкие писали ее буквально недавно, в какие-нибудь двухтысячные. Кроме того, меня в этой книжке привлекает тонкий и добрый юмор. У нее занимательный сюжет, и ее просто очень приятно читать.

Айзек Азимов
Айзек Азимов
lerapetrosyan / Medium

Книга написана на заре электронной эры. И начинается она с того, как программист, поехавший путешествовать по России, в одном из маленьких городков сталкивается с очень интересными людьми, и вокруг него начинают твориться разные чудеса. В какой-то момент выясняется, что эти люди – сотрудники научно-исследовательского института чародейства и волшебства, которые всячески склоняют его пойти к ним работать. И когда он попадает в этот институт, он понимает, что все эти чудеса, которые постороннему человеку кажутся магией, имеют под собой твердую научную основу и точные расчеты.

Во многом эта книжка отражает и сегодняшнее отношение к науке как к определенного рода магии. К медицине, например. Человек не понимает, каким образом работает лекарство, но он знает: если пить те или иные таблетки, то магическим образом болезнь уйдет.

Далее книга рассказывает о неоднородности научного сообщества и этических проблемах. Люди приходят в науку ради открытия чего-то нового, но дальше они неизбежно оказываются перед моральным выбором. Можно играть по правилам, но тогда все будет происходить очень медленно, а можно правила нарушать, как делает один из героев этой книги. Тогда работа идет быстрее, но из-за нарушения правил могут пострадать другие люди. Или, например, все герои так или иначе сталкиваются с бюрократией и для борьбы с ней тоже выбирают разные стратегии. Кто-то следует инструкциям, а кто-то диваны ворует для своих научных экспериментов.

Само научное сообщество тоже не является единым. Помимо людей, работающих за идею, есть те, кто использует научные исследования для создания и раскручивания собственного имиджа. Последние до конца не понимают того, чем занимаются, и не хотят в это вникать, однако часто выступают в средствах массовой информации в качестве экспертов. Обычно они рассказывают о таких экспериментах, плоды которых очень востребованы в повседневной жизни и пользу которых легко объяснить. В то же время есть вторая группа ученых. Они занимаются сложными, совершенно непонятными обычному человеку вопросами и поэтому остаются в тени своих медийных коллег. А люди часто судят о науке, ее пользе и эффективности по публикациям в средствах массовой информации, сделанным благодаря таким вот поверхностным ученым, для которых наука – лишь способ сделать карьеру, поднять свой престиж и таким образом самореализоваться. В книге Стругацких эта тема очень хорошо раскрыта.

Ольга Ульянина
Ольга Ульянина
Научная Россия

Есть еще одна книжка, которая рассказывает о том, каким образом устроена жизнь организации. Это «Принцип Питера, или Почему дела всегда идут вкривь и вкось» Лоуренса Питера. Она не художественная, скорее научно-популярная. В частности, она говорит о том, что каждый человек в организации может дослужиться до своего предела, выше которого он никогда не поднимется.

Вообще, интересных мне книг очень много, потому что каждая книжка, которая написана о людях, может быть интерпретирована социологически. Человек не может быть свободен от себя и от окружающего его мира.

Ольга Ульянина, профессор департамента психологии факультета социальных наук

Художественная литература (проза и поэзия), книги для духовного развития и книги, влияющие на развитие личностных, социальных, профессиональных компетенций. Это трио со мной всегда. Достаточно давно я выработала принцип – читать три разнонаправленные по тематике и стилистике книги в один временной период. Этот выбор осознанный и позволяет мне ощущать движение и развитие в каждой области моего «я» одновременно и гармонично. А еще люблю читать книги именно в бумажном варианте, подчеркивая карандашом ключевые смыслы, ценности и идеи. Все это в совокупности позволяет мне генерировать свои собственные идеи и достигать иного уровня осмысления, понимания реальности, включая жизненные события, обстоятельства и людей. Признаюсь честно, далеко не все прочитанные книги остаются в моей памяти, но, если открыть их вновь и увидеть свои заметки, логическая цепочка из смыслов и идей выстраивается снова, напоминая об ощущениях и новообразованиях, которые привнесла книга в мою жизнь.

Одна из книг, которая оставила неизгладимое впечатление еще в юном возрасте, был трехтомник «Атлант расправил плечи», который русская писательница-эмигрантка, социальный философ Айн Рэнд (Алиса Зиновьевна Розенбаум (1905–1982)) писала 15 лет. Основная идея романа заключается в том, что миром движут талантливые, творческие, умные одиночки, их автор метафорически сравнивает с Атлантом, на плечах которого держится все. Если эти люди перестанут творить («держать небо на плечах»), то мир рухнет. И хотя это роман, я вынесла из него не только ценности любви, дружбы, но и великую значимость ума, граничащего с гениальностью, духовной силы, человеческих способностей и уникальности в противовес жадности, глупости, властолюбию и коррупции. После прочтения я сделала для себя однозначный и необратимый выбор в сторону непрерывного и бесконечного интеллектуального и личностного развития, выбор быть сильной, укрепляя свой дух, стойкость и волю, не страшась испытаний и преград, воспринимая их лишь как вызов.

Марина Александрова
Марина Александрова
ВК / Марина Александрова

Марина Александрова, преподаватель, аспирант кафедры методов сбора и анализа социологической информации департамента социологии факультета социальных наук, стажер-исследователь Международной лаборатории исследований социальной интеграции

С огромным трудом я, наверное, назову любимой художественной книгой «Сёгун» Джеймса Клавелла. Эту книгу мне привез папа с книжной ярмарки в «Олимпийском» (ее ему посоветовал продавец). Помню, как посмотрела на ее объем (она больше 1000 страниц) и с предвкушением подумала, что автор наверняка написал толковую историю, раз ему потребовалось так много места. Я решила назвать ее своей любимой книгой по нескольким причинам. Не уверена, что это исторически точное произведение, но это невероятно захватывающая и динамичная история, в ней интересно и красочно описывается Япония XVII века, в ней хватает коварных и жестоких персонажей (что-то подобное мы в «Игре престолов» только увидели). Я по-прежнему ее рекомендую всем, кто просит порекомендовать что-то для прочтения. Особенно если человек интересуется Японией или хочет прочитать что-то яркое и приключенческое. Мне эта книга по-прежнему нравится, хотя сейчас я бы сказала, что она не дает достаточно места женским персонажам. С другой стороны, стоит учитывать время действия книги, да и время ее написания (впрочем, я уверена, что пара героинь произведут на вас впечатление своей силой). 

Академическая книга

Анна Алмакаева

Когда я выбирала свою профессию, я ориентировалась не на книжки, а на то, чем хотела бы заниматься. Научные книжки я начала читать уже после, а все мое детство прошло с классической художественной литературой. Социологию я выбрала, потому что мне были интересны люди. Я хотела понять, как они действуют, как они мыслят и почему именно так.

Кристиан Вельцель
Кристиан Вельцель

С точки зрения знакомства с социологией я бы в первую очередь порекомендовала книги Рональда Инглхарта и Кристиана Вельцеля. Не только потому, что работаю в созданной ими лаборатории, но и потому, что это книги, которые сделали возможной проверку макросоциологических теорий, то есть теорий о том, как развивается общество. Когда мы восходим на такой уровень абстракции, как в макросоциологии, мы, естественно, не видим каких-то локальных процессов. Но, в общем и целом, в этих книгах очень хорошо схвачены тенденции. Особенно рекомендую книгу Кристиана Вельцеля «Рождение свободы». Мы знаем огромное количество теоретических книг, которые так и остаются голословным рассуждением. В этом смысле книга Вельцеля является исключением из правила. В ней крепкий математический аппарат сочетается с реальными опросными данными, которые собирались в самых разных странах на протяжении очень многих лет. Это отличный пример того, как высокая теория может быть проверена математически.

Марина Александрова

Думаю, что я начала подозревать, что быть ученым – это круто, когда в детстве взялась за цикл повестей «Дипломированный чародей» Лайона Спрэг де Кампа. Главный герой, научный сотрудник, решает опробовать открытую его коллегой формулу для проверки существования параллельных миров. Кажется, первый мир, в который ему довелось попасть, – это мифическая древняя Скандинавия/Вальгалла (точно не помню уже идею автора). Так что исследовательская гипотеза подтвердилась (и неоднократно).

А интерес к социологии и статистике начал укрепляться в старшей школе, благодаря сложным отношениям с экономикой и рекомендации нашего прекрасного преподавателя по ней же, Дмитрия Блидмана, почитать «Фрикономику» Стивена Левитта и Стивена Дабнера. Эта книга совершенно не только об экономике, и она показала, что есть более привлекательные для меня области исследований и как будто бы более понятные методы познания.

Умберто Эко
Умберто Эко
Cameralabs

Ольга Ульянина

Книга итальянского ученого, философа, историка, специалиста по семиотике и писателя Умберто Эко (1932–2016) «От древа к лабиринту. Исторические исследования знака и интерпретации» оказала безусловное влияние на мои научные и профессиональные мировоззрения, обогатив психологический багаж историей, философией и семиотикой. Уникальность и неповторимость Эко – в сочетании способностей ученого и писателя. С точки зрения Эко, весь мир человека – это система знаков, которые закодированы самым разным образом. Эти коды он делил на два вида: однозначный и семиотический, который связан с языком. Язык – фундамент любой культуры, ее базис и условие существования. Каждая культура образует свои семиотические коды. В книге освещаются ключевые проблемы истории и теории знака и семиозиса.

Книги и студенты

Ольга Ульянина

Любая книга как отображение смыслов и ценностей должна вовремя прийти в жизнь человека, иначе она останется без внимания, осознания и попросту затеряется в потоках информации. Шанс того, что будет возврат к этой книге, не так уж велик. Поэтому в работе со студентами на занятиях по конкретным дисциплинам или с клиентами в рамках психологического консультирования у меня нет стандартного набора книг, который я всегда и всем рекомендую. Все индивидуально и зависит от многих факторов – от степени осознанности и уровня развития до потребностей, интересов и тех жизненных обстоятельств, с которыми человек сталкивается здесь и сейчас. Многие студенты после занятий обращаются с запросом порекомендовать книгу, способствующую пониманию причин назревших противоречий и проблем. А на занятиях все зависит от идей и смыслов, к которым мы пришли с группой или курсом в процессе освоения дисциплин. И это может быть совершенно разнообразный перечень, например Уильям Арнтц, Бетси Чейс, Марк Висенте «Кроличья нора, или Что мы знаем о себе и Вселенной» или всем известный трансактный анализ и книга Эрика Берна «Игры, в которые играют люди». Ну и как же без отечественной классики с мировой известностью, одним из лучших представителей которой является Федор Достоевский («Братья Карамазовы», «Бедные люди», «Униженные и оскорбленные» и т.д.) и его уникальные произведения, обогащающие не только жизненный опыт, но и психологическое знание, отображающие духовную сторону личности во всем ее многообразии.

 

31 марта