• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

«Десятилетняя Программа развития – содержательное видение будущего университета»

Интервью с ректором НИУ ВШЭ Никитой Анисимовым

Никита Юрьевич, какие события ушедшего года вы бы отметили как значимые для Высшей школы экономики, российского академического мира, международного университетского сообщества?

– Что касается Вышки, то я не нашёл для нашего университета более заметного и богатого перспективами события, чем утверждение Программы развития.

Стороннему наблюдателю или даже университетскому сотруднику такой ответ может показаться бюрократической формальностью, но это не так. Программа развития представляет собой очень важный и системный этап эволюции. Университет с 2013 года разрабатывал «дорожную карту до 2030 года», и то, что она наконец утверждена, на мой взгляд, событие. Не только потому, что программа вызревала восемь лет и стала эталоном для других университетов. Чтобы принять программу на конференции университета, пришлось менять законодательство, в котором теперь прописано, что не вуз, а его учредитель утверждает документ. Программа показательна отсутствием упоминания о целевом финансировании. Это документ развития всего университета (факультетов, институтов, лабораторий, дисциплин, флагманских исследовательских направлений, кадрового потенциала, инфраструктуры, внутрироссийских и международных партнёрств), а не набор конкретных обязательств за конкретные деньги.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

Мы привыкли к программным документам, которые соотносят суммы вложений и выполнение определённого набора измеряемых обязательств. Программа развития Высшей школы экономики, утвержденная 25 ноября 2021 года, посвящена и всему университету в целом, и каждому его элементу в отдельности на десять лет вперёд. Она позволяет преодолеть пространство и время, открывает содержательное видение будущего.

Даже Проект 5-100, который дал Вышке значительный импульс к развитию и принёс много пользы, всё равно был связан с измеряемыми обязательствами за деньги. В случае с Программой развития нет прямой зависимости, это совместное решение университетского сообщества и учредителя университета о том, в каких направлениях и на каких скоростях мы будем развиваться. Именно этот факт я и считаю историческим.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

Теперь о том, что, оглядываясь на минувший Год науки и технологий, я бы отметил с точки зрения российской высшей школы. Наша страна славится талантливыми учёными, которые подарили миру великие открытия и обогатили человечество новыми знаниями. Сегодня наука в России вошла в ранг ключевых национальных приоритетов. Год науки и технологий – это большое для страны событие. В его рамках прошло около 7 тысяч мероприятий для молодых и именитых учёных, преподавателей и студентов, администраторов и международных партнёров.

В качестве ректора Дальневосточного федерального университета я был членом оргкомитета Года науки и технологий, и вижу, что задумывалось на старте и к чему мы пришли.

ВШЭ / Анна Данилова

Думаю, что основная цель достигнута. Во-первых, в публичном пространстве сочетание науки и технологий стало связанным. Понимание того, что наука не существует вне полного инновационного цикла, вне выхода на конкретные результаты, усилилось.

Состоявшийся Год стал дополнительным способом популяризировать науку и технологии как единый комплекс ценностей для нового поколения талантливых ребят, которых так много в нашей стране. И финальное мероприятие в Сочи (встреча президента с молодыми учеными) хорошо вписалось в эти контуры. Отдельные мероприятия, и символические, и прикладные (например, открытие карбоновых полигонов или запуск нейтринного телескопа), были элементами одной большой цепочки, звенья которой за год собрались в логическое целое.

И еще один ракурс года с точки зрения мирового академического сообщества. Мне кажется, что 2021 год привел нас к необходимости зафиксировать изменения правил академической жизни. Вообще учёные – люди терпеливые. Многих из них какое-то время не покидала надежда на возвращение из онлайна к статус-кво. Сегодня пришло понимание того, что всё-таки меняется рамка научной работы, особенности взаимодействия участников научных коллективов. Например, правила подачи документов на научные позиции в другие государства. Учёным, да и людям вообще, зачастую сложно принимать новые правила. Но трансформация жизни не просто неизбежна, она уже произошла, это наша реальность.

Осложняет ситуацию взаимное непризнание вакцин между государствами, изменение миграционных правил... Всё это сказывается и на академической культуре: люди учатся работать в коллективах удалённо, появляются новые технологии коммуникации, обновляется сопутствующее (в том числе трудовое) законодательство. Как это скажется на результатах исследовательской работы? Не знаю. Увидим в ближайшие 10 – 20 лет.

ВШЭ / Михаил Дмитриев

Какие ключевые изменения должны произойти в университете, пока будет реализовываться новая Программа развития? Как ощутят на себе эти перемены ученые, преподаватели, студенты? Есть некие точки, маркеры, по которым можно замерить и убедиться, что всё идёт по плану?

– Маркер простой: если программный документ ни разу не изменится в течение периода действия, значит, что-то пошло не так. Потому что в деталях невозможно предсказать события на десять лет вперед. Университет – живая, противоречивая и подвижная корпорация. Программа развития задаёт траекторию, которую можно и нужно корректировать. Если мы будем двигаться вперед, игнорируя общую логику изменений в мире, в государстве, в обществе, в самом университете, то в какой-то момент обнаружим, что пошли не туда. Это очень важно понимать и трезво оценивать. Поэтому искусство управлять сводится в данном случае к готовности сочетать жизнь в рамках стратегического документа с пониманием того, что он априори несовершенен. Это как в жизни. Мир несовершенен, но мы в нём живём, строим определенные планы, которые то и дело вынуждены корректировать.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

С другой стороны, динамично меняющийся мир требует, чтобы Вышка постоянно шла вперед по пути генерации новых знаний, новых цепочек добавленной стоимости, производила дополнительные инвестиции в людей. Это, наверное, первое, что можно сказать об «изменчивости» Программы развития, ее взаимодействии с социумом.

Во-вторых, программа создана под воздействием процесса цифровой трансформации, ставшего осязаемой реальностью благодаря достижениям IT-индустрии. Для университета в целом это пространство ещё очень эклектично. Нет единения разных элементов его жизни с той или иной цифровой инфраструктурой. Перед сотрудником оказывается множество электронных систем, которыми надо успеть воспользоваться, встроить в традиционные педагогические, исследовательские и административные практики. Цифровая трансформация – это очень большой и серьезный вызов всей Программе развития, учитывая, насколько амбициозны ее цели.

Важно, чтобы не получилось лоскутное одеяло цифровизации, изменения должны быть направлены на то, чтобы сделать и жизнь, и условия работы сотрудников, преподавателей, студентов как можно комфортнее. В конечном счете станет реальностью единая университетская цифровая среда, в которой не человек служит «цифре», а «цифра» – человеку, – вот вам еще один маркер успеха. С формированием «умного пространства», обеспечивающего как внутренние интересы университета, так и внешние проекты, связаны многие наши ожидания.

Два слова об образовательной деятельности Вышки за протекшие двенадцать месяцев. Здесь мы впервые полностью вышли в онлайн-кампус. На 11 онлайн-программ высшего образования набрано более 700 человек, это полностью платные программы. Люди рублём проголосовали за удаленный формат обучения. По нашему видению, подтвержденному программой развития, в обозримой перспективе число таких слушателей будет измеряться миллионами. Рост офлайн-университета постепенно останавливается. В будущем приращение университетской аудитории будет происходить за счет цифровых технологий.

Хотелось бы узнать вашу позицию: насколько цифровизация в преподавании антагонистична по отношению к традиционным формам обучения аудиторным лекциям, семинарам и так далее? Выживут ли, на ваш взгляд, «живые технологии» аудиторного общения, столь востребованные преподавателями и студентами нашей страны?

– Университету – университетское, как «кесарю – кесарево». У него существует одна очень нетривиальная, глубинная миссия – формирование личности. И помимо того, что он может предоставлять услугу, пропуская через себя миллионы людей, у него всегда остаётся то, что я бы назвал университетским ядром. Оно включает в себя университетское сообщество, объединённое особыми академическими ценностями, нормами этики и осознающее свою общность. Расширение университета (например, за счёт возможностей цифровизации) не разрушит, а скорее укрепит университетское ядро. Именно это ядро работает на ту университетскую миссию, которая делает образование важной общественной ценностью.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

В каких направлениях продолжится (если продолжится) «мягкое расширение» университета? Какая институциональная рамка является более подходящей для встраивания в университет новых исследовательских областей (факультеты, научные центры, международные лаборатории…)? Возможно ли рождение новых факультетов?

– У нас в Вышке есть очень непривычная для российской академической жизни культура: работа исследовательских лабораторий и факультетов связана через людей. Человек может работать в институте или лаборатории, при этом быть доцентом или профессором на факультете, с которым лаборатория близка дисциплинарно. Но при этом лаборатория может быть не подчинена факультету. Это очень хороший опыт, который позволяет более динамично развивать науку и вовлекать в неё студентов.

Благодаря поддержке правительства и Минфина в следующем году расходы на науку составят 25% бюджета Вышки. Это удивительная пропорция по сравнению с большинством университетов страны, мы будем далеко впереди по этому показателю. Мы, конечно, несопоставимы пока с ведущими исследовательскими университетами мира, где научный бюджет составляет 50–60% от общего бюджета, но тем не менее это очень важная тенденция: Высшая школа экономики – национальный исследовательский университет. На мой взгляд, успехи в международных предметных рейтингах, которые Вышка демонстрирует, – это в том числе заслуга целевых инвестиций в научную деятельность. Успешность такого подхода показывает, что мы должны и дальше двигаться в этом направлении.

Один из наших приоритетов – заработные платы сотрудников, ученых и преподавателей. Я рассчитываю, что по этому показателю мы выйдем на целевую цифру в 300% от средней зарплаты по региону к завершению Программы развития. Это измеримый показатель всего развития, потому что люди хотят жить достойно, у них есть семьи, дети. Разумеется, условия и качество жизни, уровень дохода, интересная работа – все эти факторы влияют на заинтересованность человека и качество его труда. В нашем понимании, все эти обязательные условия университет может и должен обеспечить своим сотрудникам и преподавателям.

Создание новых направлений и поддержка наиболее эффективных исследовательских групп, которые есть сейчас, – это как раз инвестиции в человеческий капитал, которые позволят нам быть успешными в будущем.

Мы строим модель взаимодействия всех частей университетского коллектива: преподавателей, административного персонала, студентов, исследователей. Над стратегическими проектами в рамках «Приоритета-2030» работает большая сплочённая команда профессионалов. Мы пытаемся собрать различные научные, экспертные и образовательные активности университета вокруг более крупных проектов, которые имели бы внешнего заказчика, единую стратегическую цель и уникальные результаты. Подобные виртуальные проекты – один из следующих шагов в развитии университета. Научные и управленческие коллективы объединяются вокруг больших задач, значимых с точки зрения общества.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

Ждать ли в ближайшие годы появления новых факультетов?

– Это решает Учёный совет. Новые исследовательские и образовательные направления, безусловно, будут появляться, но мы не прогнозируем заранее их институциональную рамку. Для нас важно стабилизировать большое университетское ядро. Сказанное означает, что мы должны научиться не только создавать, но и останавливать. При этом должна появиться система оценки эффективности и технология отказа от наиболее неэффективных направлений, пусть даже исторически оправданных и некогда заслуженно преуспевавших. Это всегда на порядок более сложный процесс, чем создание нового.

Недавно на основе факультета коммуникаций, медиа и дизайна мы создали факультет креативных индустрий. Планируем развивать и другие сферы, другие факультеты, например, обсуждаем возможность открытия архитектурного направления. Это сложный путь, потому что направление творческое и очень заметное на внешнем рынке. С другой стороны, оно тесно связано с урбанистикой, а у нас первый в стране урбанистический центр. Мы заявили урбанистику в качестве стратегического проекта. Таким образом, создание нового должно быть не локальным решением, а частью комплексного стратегического строительства университета.

Министерство науки и высшего образования

Высшая школа экономики когда-то сама начиналась в том числе с программ технического содействия в отношении неё Сорбонны и Роттердамского университета Эразма. В новой Программе развития предусматривается участие Вышки в развитии региональных систем образования. Ожидаются очень амбициозные – как количественные, так и содержательные – результаты. Понятны ли приоритетные формы участия в образовательных программах региональных университетов?

– В Высшей школе экономики множество инструментов, которые позволяют нам выгодно взаимодействовать с нашими российскими партнёрами. Среди этих инструментов – и зеркальные лаборатории, и система привлечения постдоков. Университет регулярно инвестирует значительный объем своих средств, в том числе из внебюджетных источников, в подобные программы.

Даниил Прокофьев / ВШЭ

Речь идет о том, чтобы не просто привлекать в свои стены для стажировок или для подготовки кандидатской диссертации лучших учёных из региональных университетов. Мы сами едем в регионы, работаем с программами развития университетов, реализуем программы двух дипломов. В стенах Вышки действует Институт образования, который профессионально работает с системами среднего образования по всей стране. Без ежедневной работы в среднем образовании, без того, чтобы школьники в регионах повышали свой уровень по всем общеобразовательным предметам, возможности по развитию системы университетского образования будут серьезно ограничены.

 

19 января