• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Роджер Желязны, Алессандро Барикко, Джозеф Кэмпбелл, Дино Бьонди и другие

Академическое чтиво

Габриэль Гарсиа Маркес / Моноклер

Прохоров Артем Вячеславович

Старший преподаватель департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна

Гринчук Наталья Леонидовна

Приглашенный преподаватель итальянского языка школы лингвистики

Бородина Марина Васильевна

Приглашенный преподаватель Школы дизайна факультета коммуникаций, медиа и дизайна

В этом выпуске о своих любимых художественных и научных произведениях, а также о книгах, полезных в преподавании, рассказывают Артём Прохоров, Наталья Гринчук и Марина Бородина.

Художественная книга

Артём Прохоров, старший преподаватель департамента медиа факультета коммуникаций, медиа и дизайна

В 2013 году компания OBS[1] активно искала новых сотрудников в России, чтобы с их помощью организовать трансляцию XXII зимних Олимпийских игр в Сочи. Отбор был запущен в том числе и среди студентов Вышки, и мне, на тот момент магистранту медиакома, посчастливилось успешно его пройти. Оставалась главная интрига: конкретная должность и место работы. Их объявили значительно позже, и в результате кто-то угодил прямо в съемочную группу, кто-то сопровождал спортсменов на стадионе, а мне и моей коллеге из Питера досталось нечто совсем иное: мы сидели на входе в прибрежную Олимпийскую деревню и выписывали разовые пропуска журналистам. Конечно, это был бесценный опыт общения с зарубежными профессионалами и возможность ощутить себя частью Олимпиады, но на своем рабочем месте мы 90% времени не делали ничего (большой привет дежурным у эскалатора!). И вот когда открытки «Жаркие. Зимние. Твои» были уже заполнены и отправлены каждому человеку, чей адрес был мне известен, я случайно наткнулся в интернете на электронную книгу – цикл романов «Хроники Амбера» Роджера Желязны. На тот момент я не имел представления, что это, только слышал где-то фамилию автора. Каков же был мой шок, когда «случайное фэнтези из интернета» оказалось едва ли не круче «Игры престолов»! Это потом я узнал, что Роджер Желязны – признанный классик жанра, обладатель престижных премий и член Зала славы научной фантастики и фэнтези. И прочитал, что Джордж Мартин как раз дружил с Желязны, восхищался им и вдохновлялся его произведениями. А в тот момент реальность просто раскололась надвое, и половину времени я проводил на Олимпиаде, а другую – в Амбере, с ощущением, будто кто-то забрался в мою голову и написал мое персональное идеальное фэнтези. Эффект погружения оказался сравним разве что с видеоиграми. Цикла романов как раз хватило на три недели пребывания в Сочи, а в Москве к «Хроникам» я больше уже не возвращался – отчасти потому, что мой дальнейший опыт работы в кинокомпании привел к «профессиональной деформации»: я стал бояться перечитывать и пересматривать то, что когда-то казалось шедевром, чтобы не разочароваться. Тем не менее я уверен, что «Хроники Амбера» существуют вне времени, всегда будут столь же увлекательны и должны быть прочитаны любым, кто считает себя поклонником качественного фэнтези. К слову, фанатам обещали и экранизацию, но конкретные сроки выхода сериала пока неизвестны.


[1] OBS (Olympic Broadcasting Services) – теле- и радиовещательная служба, постоянный организатор трансляции Олимпийских игр.

Роджер Желязны
Роджер Желязны
kononov-varvar.livejournal.com

Наталья Гринчук, приглашенный преподаватель итальянского языка школы лингвистики

Одним из моих любимых художественных произведений является “Oceano mare” («Море-океан») современного итальянского писателя Алессандро Барикко. Не помню, как именно узнала о нем, но помню, как читала взахлеб в метро, будучи студенткой (захлебывалась не только удивительным слогом Барикко, но и слезами, разумеется). Этот роман пришел ко мне настолько вовремя и оказался настолько сильным, что с тех пор я так и не решилась его перечитать полностью, хотя прошло уже, наверное, около 10 лет. Мне всегда нравились герои-аутсайдеры, которых по тем или иным причинам вытесняет среда, а тут они собрались вместе в стенах одной гостиницы у моря, и их судьбы начинают невероятно красиво переплетаться. Барикко – это абсурд, изображаемый со спокойствием, свойственным ординарности и заурядности: чего стоит один художник, невозмутимо рисующий на холсте морские пейзажи морской водой, вследствие чего все его картины – это просто белые полотна. И это было также подтверждением собственных смутных догадок о том, что бесполезное – не всегда глупо и бессмысленно. Очень советую читать Барикко тем, кто изучает итальянский язык, для меня в свое время именно чтение итальянской литературы в оригинале стало большим подспорьем в расширении словарного запаса, а также заставило еще больше влюбиться в этих удивительных итальянцев и их ощущение жизни. В переводе могу посоветовать «Море-океан» всем, кто находится на стадии преодоления чего бы то ни было, да и вообще весь Барикко для меня – про примирение с действительностью и самим собой.

Алессандро Баррико
Алессандро Баррико
kraevushka.livejournal.com

Марина Бородина, приглашенный преподаватель Школы дизайна факультета коммуникаций, медиа и дизайна

В разное время я была увлечена разными книгами и авторами, но есть несколько сильно повлиявших, без которых теперь невозможно представить себя. Первым глубоким впечатлением, я помню, была поэзия вообще и особенно, конечно, Марина Цветаева, Хуан Рамон Хименес и Федерико Гарсиа Лорка в переводе Анатолия Гелескула. Я была покорена ритмами, цветом, звуковыми и визуальными метафорами. 

Глубоко и принципиально повлияла на мою жизнь любовь к классической японской поэзии, дающая понимание простоты и красоты мимолетного, обычной жизни. Басе, Бусон, Исса, Исикава Такубоку – мои друзья с детских лет.

Из авторов, прочитанных подробно и много в сознательном возрасте, – Владимир Набоков и Милорад Павич. Это тексты, в которых нужно жить, переходя от одного к другому, наслаждаясь языком, образами, философией.

Отдельным крупным событием для меня стал роман Габриэля Гарсиа Маркеса «100 лет одиночества» – чудо мифа, сплетенного с реальной жизнью, спокойное и размеренное, как песня, фантастическое и долгое, как жизнь.

Габриэль Гарсиа Маркес
Габриэль Гарсиа Маркес
Пикабу

Академическая книга

Артём Прохоров

Книга, о которой я расскажу, фактически оказала на меня влияние до того, как я ее прочитал. Изложенная в ней концепция получила такое широкое распространение в голливудской киноиндустрии, что о ней слышал каждый режиссер и сценарист на планете, и проникла в столь отдаленные уголки мировой культуры, что Oxxxymiron пытался пересказать ее содержание в знаменитом рэп-батле с Гнойным. Речь о «Тысячеликом герое» Джозефа Кэмпбелла. В 1949 году Кэмпбелл исследовал мифы, легенды и религиозные тексты и обнаружил, что их главные герои проходят одинаковый путь, то есть у этих произведений существует общий набор ключевых сюжетных точек. Кэмпбелл собрал эти точки в универсальную схему, так называемый «мономиф». Стоит сказать, что он не первый до этого додумался: например, двумя десятилетиями раньше наш соотечественник Владимир Пропп проделал такую процедуру с русскими сказками в своей «Морфологии волшебной сказки», и эта схема во многом похожа. Тем не менее из всех схожих концепций именно мономиф Кэмпбелла оказался наиболее универсальным и применимым на практике: до такой степени, что Джордж Лукас использовал его в создании «Звездных войн». Я же впервые узнал об этой книге только в пересказе коллег во время учебной практики в «Амедиа». На тот момент меня поразила идея о том, что все художественные произведения в мире могут иметь схожую структуру. Я начал разбираться, и оказалось, что это действительно так: схема Кэмпбелла применима не только к мифам, но и любые кинофильмы, книги, спектакли могут быть описаны с помощью этой концепции. С одной стороны, перспектива превратить все творчество в схему пугает, но с другой – открывает очень широкие возможности для исследований. Поскольку по первому образованию я инженер/программист (окончил Бауманку), мой мозг уже заточен на поиск глубинной четкой структуры различных процессов и текстов. И это сильно помогает в аспирантуре: моя тема «Путь героя в современных визуальных искусствах» посвящена именно переосмыслению мономифа в контексте современности. Парадокс здесь в том, что, будучи миллионы раз пересказанной во всех возможных контекстах, книга как будто теряет свое содержание и читать ее в оригинале становится будто бы необязательно. Вот почему я сам ознакомился с ней только два года назад, спустя годы после того, как наизусть выучил изложенную в ней формулу. И, честно говоря, знакомство с оригиналом меня расстроило. Во-первых, выяснилось, что сама книга не предназначена для широкого читателя: и язык, и форма изложения сильно затрудняют восприятие текста. Наверное, поэтому работа в большей степени известна по многочисленным пересказам (например, очень внятная интерпретация есть у Кристофера Воглера). Во-вторых, периодически кажется, что это и вовсе не научный труд, а какая-то эзотерическая литература и автор собирается организовать свою секту. Однако, несмотря на это, влияние труда Кэмпбелла очевидно, его работа вошла в список ста лучших нон-фикшен книг по версии Time, а изложенная в ней схема действительно способна подчинить себе все творчество мира. Поэтому, пусть даже в пересказе Oxxxymiron, ознакомиться с ней должен каждый.

Джозеф Кэмпбэлл
Джозеф Кэмпбэлл
Афиша Дейли

Наталья Гринчук

В качестве книги, повлиявшей наибольшим образом на меня как на ученого, я могла бы назвать исследование итальянского журналиста Дино Бьонди под названием “La fabbrica del Duce” («Фабрика Дуче», 1967). Как это всегда и бывает, в поисках подходящей литературы для своей кандидатской диссертации я наткнулась на нее почти случайно в Болонье, в лавочке подержанных книг. Пожилой владелец, недовольно пыхтя, приволок стремянку и достал ее откуда-то с самого верха. В этой небольшой книжке под серой невзрачной обложкой собрано воедино такое количество законодательных актов, статей из различных новостных изданий, свидетельств очевидцев, фотоматериалов, транскрипций речей и выступлений, цитат из школьных сочинений, писем, колыбельных, плакатов, песен и частушек времен фашистской диктатуры, что представление об этом трагическом периоде итальянской истории наконец-то становится объемным и многогранным. Именно данный труд помог мне упорядочить накопленные до этого материалы и органично сочетать теоретическую часть о традиционных ценностях национальной культуры Италии с практической, основанной на результатах анализа романов, фильмов и эстрадных песен.

Марина Бородина

По первой специальности я – биофизик, выросла в научной среде, и, видимо, путь в науку был предопределен.

Я бы рекомендовала всем книги Якова Перельмана «Занимательная физика» и «Занимательная математика», «Охотники за микробами» Поля де Крюи и особенно лекции Симона Эльевича Шноля о науке. Мне сказочно повезло быть его студенткой. Всем педагогам я бы предложила книгу «Не рычите на собаку» Карен Прайор об обучении с радостью.

На мое отношение к науке сильно повлияла книга Аркадия и Бориса Стругацких «Понедельник начинается в субботу» об увлеченных искателях, бесценной всеобъемлющей прелести познания.

Дино Бьонди "La fabbrica del Duce" («Фабрика Дуче»)
Дино Бьонди "La fabbrica del Duce" («Фабрика Дуче»)
Bakeca a Roma

Книги и студенты

Артём Прохоров

Поскольку мои занятия в основном посвящены фильмам и сериалам, а не книгам, художественную литературу мы затрагиваем не так часто. Но вот «Тысячеликого героя» Кэмпбелла мы обсуждаем на занятиях обязательно. В этом же контексте мы обращаем внимание и на других авторов, кто разрабатывал схожие схемы: например, Пола Джозефа Гулино, Роберта Макки, Блейка Снайдера. У каждого из них своя книга и своя концепция, и так уж вышло, что в работах по сценарному делу не всегда принято ссылаться на труды коллег. Однако универсальные схемы, представленные там, могут быть соотнесены друг с другом, и тогда станет очевидно, что все эти книги об одном и том же. А это, в свою очередь, даст также и более глубокое понимание драматургии в целом: все сюжеты похожи друг на друга не потому, что кто-то придумал схему, а потому, что именно в такой форме человечество испокон веков слушает и рассказывает истории.

Наталья Гринчук

Из книг, которые я люблю читать со студентами, могла бы упомянуть “Io e te” («Ты и я») Никколо Амманити и “Sostiene Pereira” («Утверждает Перейра») Антонио Табукки. Первая книга о том, сколько тепла может родиться из соединения на первый взгляд несовместимого, о том, сколько ресурса таится в нашей тотальной непохожести (и это не история любви в ее классическом понимании, как может показаться из названия), о том, как случайное и краткое соприкосновение с другим может стать судьбоносным и помочь в непростой задаче преодоления собственного одиночества. Второй же роман – о внутреннем перерождении личности, о смелости открыто заявлять о своей гражданской позиции в непростые для своей страны времена; об условности возраста, о жизни и смерти плоти и духа. Оба произведения написаны живым, современным языком, диалоги героев представляют собой самый настоящий учебник разговорной речи с ее разнообразными регистрами, а темы, затрагиваемые в них, вневременны и актуальны. По каждому из романов сняты великолепные фильмы: «Ты и я» Бернардо Бертолуччи (последняя работа режиссера) и «С согласия Перейры» Роберто Фаэнцы с непревзойденным Марчелло Мастроянни в главной роли. Так, после тщательного разбора текста можно наконец-то насладиться эстетической составляющей!

 

6 октября