• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Выход в поле

Елизавета Полухина рассказывает о новой книге про полевые исследования

meeting.edu.pl

В июле этого года в Издательском доме Вышки вышла книга «Как собрать данные в полевом качественном исследовании». Ее авторами стала команда из трех социологов: Елизаветы Полухиной, Александрины Ваньке и Анны Стрельниковой. Основанная на совместном опыте участия авторов в полевых исследовательских проектах, книга представляет собой полноценное пособие how to do и рассказывает о стратегиях доступа к полю и подготовке к полевым наблюдениям и интервью, а также о различных исследовательских инструментах и практиках. «Окна роста» поговорили с одним из авторов книги, Елизаветой Полухиной, о том, как и для кого создавалось пособие, месте полевых исследований в науке, подготовке к полевым выездам и этических аспектах общения с респондентами.

meeting.edu.pl

Что представляют собой поле и полевое исследование в современной социологической науке? Как давно такие формы работы используются учеными?

Поле как открытое, динамичное, многогранное пространство для изучения социальной жизни противопоставляется замкнутой лаборатории. Завод, район, школа, ресторан, театр, пляж – всё это может быть исследовательским полем. Поле представляется как локализованная среда обитания, куда «внедряется» исследователь для изучения практик и других свойств индивидов в контексте их повседневной жизни. Такого рода исследование называется полевым. Институционализация полевых исследований произошла в начале XX века, и ее обычно связывают с деятельностью школы британской социальной антропологии (Альфред Радклифф-Браун, Бронислав Малиновский) и городскими проектами Чикагской социологической школы (Роберт Парк, Джордж Мид, Эверет Хьюз, Луис Вирт, Уильям Томас, Флориан Знанецкий). Постепенно полевые исследования получили распространение по всей Европе. Однако масштаб, теоретическая новизна и эмпирическая значимость исследований, проводимых в Англии и Чикаго, а также доступность и понятность английского языка сыграли свою роль и послужили основанием для определяющей роли этих двух школ.

Полевые проекты, о которых мы рассказываем в книге, отчасти продолжают и актуализируют традицию Чикагской школы. Мы проводили исследования в контексте городских районов, где живут и работают или работали заводские рабочие. «Как живет сегодня заводчанин?» – вот исследовательский вопрос одного из наших проектов. Поэтому в книге приводятся примеры материалов интервью с рабочими завода, новыми жителями, администраторами, культурными деятелями, а также множество материалов по наблюдению жизни «на районе» и других онлайн- и офлайн-способов сбора.

Как родилась идея создания книги о полевых качественных исследованиях?

Можно сказать, что наше трио (Александрина Ваньке, Анна Стрельникова и я) образовалось в Институте социологии РАН, где каждая из нас училась в аспирантуре, но в разное время. Мы участвовали в проектах сектора исследования социальных изменений качественными методами, которым руководит Виктория Владимировна Семенова, автор пионерской книги «Качественные методы: введение в гуманистическую социологию». Впоследствии, вдохновившись полученным опытом, мы вместе с Александриной и Анной сами начали инициировать проекты.

Идея объединить наши исследовательские наработки в общую книгу появилась в ответ на запросы от наших коллег, которые часто просили нас рассказать об этих наработках и поделиться опытом. Мы хорошо обдумали идею, составили план книги и разделили написание глав.

Замечу, что книга о сборе – это лишь первая часть. Сейчас мы готовим вторую книгу, посвященную, на мой взгляд, не менее важной теме – методам анализа данных. Несмотря на то что это центральная практика исследования, анализ данных зачастую не проговаривается, отчего становится похожим на «черный ящик». Задача второй части как раз состоит в том, чтобы показать на конкретных примерах анализа возможные исследовательские механизмы работы этого «черного ящика». Для работы над книгой мы существенно расширили состав авторов, так как хотим показать всё разнообразие подходов и методов анализа.

Александрина Ваньке, Елизавета Полухина и Анна Стрельникова
Александрина Ваньке, Елизавета Полухина и Анна Стрельникова

Какие совместные исследовательские проекты легли в основу книги?

За последние несколько лет мы приняли участие в самых разных проектах: «Прошлое и настоящее рабочих районов: трансформации социокультурной и территориальной идентичности» (г. Москва), «Межпоколенная социальная мобильность от XX века к XXI: четыре генерации российской истории», полевая экспедиция со студентами в рамках проекта «Открываем Россию заново». Материалы всех этих проектов подробно представлены в издании.

Наиболее интересным мне видится наш полевой проект о рабочих, который я упоминала ранее. Мы втроем несколько недель проживали на территории района Уралмаш города Екатеринбурга, участвовали в районных событиях, ходили в гости к рабочим, налаживали контакты с заводом, общались с жителями, активистами, культурными деятелями, администраторами района. Именно в результате этой полевой работы мы апробировали жанр полевого исследования района – этнографическое кейс-стади, где район понимается как полевая лаборатория. Проект очень многому нас научил, а его результаты не только были изложены в научных статьях и на конференциях, но и легли в основу фильма и выставки «Уралмаш глазами рабочих», рассказывающей о жизни наших респондентов.

Кому в большей степени адресован материал – студентам, преподавателям или более широкому кругу читателей?

Книга, на мой взгляд, получилась универсальной и будет интересна широкому кругу читателей. Она написана доступным языком, содержит описание новых терминов и практик. Полагаю, что особенно книга будет интересна тем, кто планирует полевые экспедиции в рамках проекта «Открываем Россию заново». Прочитав ее, они поймут механику полевого исследования и будут вооружены инструментами работы – примерами информационных писем о проекте, флаерами, памятками транскриберам и другими документами. Студентам книга поможет спроектировать свой полевой проект, подскажет, как и где можно собрать необходимые данные.   

Преподавателям книга будет особенно полезна набором приложений, где есть примеры гайдов, протоколов наблюдения и др. Их можно демонстрировать студентам. В конце каждой главы есть вопросы и задания, которые могут быть полезны в работе научно-исследовательских семинаров. Специалисты с опытом исследований могут заинтересоваться относительно новыми практиками, такими как информированное согласие, биографическая прогулка, тандемные интервью, sketching, проективные методики.

Книга разделена на две основные части: подготовка к полю и сбор полевых данных. Расскажите подробнее о каждой из них. С чего нужно начинать подготовку к полевому исследованию?

Подготовка исследования начинается с проектирования и разработки дизайна исследования (программы). Определяются проблема и цель, задачи проекта, социальная значимость, локализация мест полевой работы, методы, формируется команда. Во время общения с рецензентами перед нами встал вопрос: является ли дизайн исследования уникальным или это шаблон, который можно использовать в подобных случаях? Наш опыт показывает, что дизайн исследования скорее гибок и зависим от полевой ситуации. А одни и те же факты можно обнаружить разными способами сбора данных, что иногда позволяет делать сравнения кейсов с разными исследовательскими дизайнами. Именно поэтому в книге мы описываем наш опыт и решения, показываем, как можно действовать, но не настаиваем, что это единственные варианты.

Кирилл Соболев / kir-bor.livejournal.com

Какими принципами должен руководствоваться исследователь при составлении гайда интервью и какими способами можно получить доступ к полю?

Последующий этап – разработка инструментария проекта, где один из ключевых документов – гайд интервью, т.е. план бесед с информантами. У него может быть разная степень детализации – от списка тем для обсуждения до точных формулировок вопросов. Составляя гайд, важно учитывать опыт информанта и задачи интервью. В идеале каждая задача должна соответствовать отдельной теме интервью, но обсуждать ее важно в терминах интервьюируемого. У нас в проектах было несколько категорий информантов, и для каждой из них мы старались разработать гайд либо список вопросов. О конкретных примерах можно узнать в приложении нашей книги.

Доступ к полю часто сужается до согласия участников на интервью. Приглашать на интервью можно разными способами. В нашей полевой экспедиции со студентами мы приглашали жителей района на улице, раздавая им флаеры с информацией о проекте (целевой отбор в точках концентрации). В некоторых случаях мы действовали через знакомых социологов, социальные сети и форумы. Иногда можно привлечь исследовательскую организацию с ее возможностью рекрутмента, можно обратиться официально с письмом к руководителям. Далее действует принцип снежного кома: информанты, с кем установились доверительные отношения, рекомендуют людей из своего окружения. Отмечу, что у каждой тактики доступа есть свои ограничения, о которых я подробно рассказываю в одной из глав.

Что нужно учитывать во время проведения полевых интервью и наблюдений?

С одной стороны, важно собрать данные, с другой стороны, не навредить тем, кто помогает тебе в сборе, и тем, кто принял участие в проекте (информантам). Для согласования этих задач сейчас есть бланки информированных согласий, которые регламентируют отношения информанта и исследователя. В некоторых случаях при наблюдениях также важно сохранять данные анонимизированными. Интересно, как эта практика изменяется с ростом фотоданных: некоторые участники отказываются от фотографирования, и тогда можно сделать sketching, а некоторые, наоборот, рады быть сфотографированными и согласны, чтобы везде показывали их изображения.

Современные технологии стали незаменимым спутником исследователя, они помогают фиксировать, сохранять и структурировать данные. Всё это многообразие фиксации позволяет передавать мультисенсорный полевой контекст: звук, знаки, движения, эмоции, цвета. Подробно о цифровых возможностях и архивах пишет в главах книги Анна Стрельникова, которая всегда была главным архивариусом в наших проектах.

Рабочие завода "Уралмаш" (УЗТМ)
Рабочие завода "Уралмаш" (УЗТМ)
Станислав Савин / oblgazeta.ru

Отдельная часть книги посвящена возврату данных в поле. Расскажите, почему важно это делать, а также сохранять с полем связь?

Практика возврата данных в поле носит скорее терапевтический характер для изучаемой группы и позволяет изменить социальную ситуацию в отношении нее. Этот жанр больше относится к публичной социологии. Например, упомянутая ранее выставка «Уралмаш глазами рабочих», которую инициировала и организовала Александрина Ваньке, напоминала жителям района о важности заводчан. Мы заметили, что постепенно рабочие стали символически «вытесняться» из района. А выставка, как мне видится, послужила поводом для актуализации их значимости. Ее подготовкой мы занимались, когда повторно возвращались в изучаемый район для дальнейших исследований. Сохранение связи с полем не только кажется мне более этичным, но и предоставляет возможность в дальнейшем вернуться в изучаемую среду. Полагаю, что исследовательская выставка станет более востребована как жанр, так как позволяет донести новые знания до широкой аудитории, совершать социальные изменения.   

24 сентября