• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Экспедиции «Открываем Россию заново»

Начиная с этого года студенческие экспедиции, проводившиеся раньше преподавателями-энтузиастами разных факультетов, стали проходить при поддержке Фонда образовательных инноваций Вышки. С марта 2017 года состоялось более 30 экспедиций в 16 регионов России. В них приняло участие более 500 человек – студентов под руководством преподавателей. Как организован этот процесс, какие возникают трудности и каковы первые результаты?

 

Проект для всего университета

В университете работают преподаватели, которые уже больше 10 лет успешно вывозят студентов в полевые экспедиции. И если у историков (археологов), филологов и лингвистов – это насущная необходимость, без которой немыслим учебно-научный процесс, то культурологи, социологи и студенты программы государственного и муниципального управления, казалось бы, могли обойтись без такого опыта. Однако, результаты студенческих экспедиций Симона Кордонского, Виталия Куренного, Ивана Павлюткина, Григория Юдина и их коллег, показали, что полевая практика, знакомство студентов с реальной жизнью малых городов дают удивительные результаты. Участники экспедиций получали возможность понять, как на самом деле устроена жизнь районных музеев, как работают власти в сельском поселении или функционируют неформальные экономические связи. Кроме того, выезд в экспедицию дает возможность преподавателям собрать полевой материал для научной работы, а студентам – для курсовых и дипломных проектов.

В результате обсуждения с преподавателями-практиками был задуман проект студенческих экспедиций «Открываем Россию заново». Главная его идея заключается в том, чтобы включить в учебный процесс экспедиционную деятельность и с ее помощью преодолеть разрыв между теоретическими знаниями и практикой. И вместе с тем показать, что даже самая умозрительная подготовка может быть применима в реальной жизни. Если до этого только у студентов отдельных направлений была экспедиционная работа, включенная в образовательный процесс, то перед проектом «Открываем Россию заново» была поставлена задача вовлечь студентов и преподавателей всех факультетов Вышки.

«Проводником идеи и ответственным за ее реализацию стал проректор Игорь Чириков, который занимается в университете развитием студенческого потенциала. Поскольку я отвечаю за программу «Фонд образовательных инноваций» – а задумка была безусловной образовательной инновацией, – этот проект стал частью нашей работы, – рассказывает директор по образовательным инновациям Оксана Черненко. – Для реализации этих идей был нужен человек, который знает особенности экспедиционной работы, полевой исследователь. В лице Сергея Селеева мы нашли человека, который готов заниматься административным сопровождением поездок и одновременно прекрасно знает, что такое исследовательская экспедиция и какого мы ждем результата. Важно, во-первых, чтобы экспедиции были встроены в учебный процесс; во-вторых, помимо учебных должны решаться исследовательские задачи, поставленные студентами, то есть это не просто ознакомительные поездки по российской глубинке, а научная работа. Более того, Сергею по факту пришлось заниматься такими прозаичными вещами, как аренда автобуса для поездки из районного центра по деревням (самый оптимальный вариант удалось найти в похоронном бюро), договориться с руководством аула о размещении экспедиции в местной школе, выяснить, как оплатить счет за проживание в монастыре».

 

Конкурс заявок

Конкурс на проведение экспедиций, объявленный в марте 2017 года, собрал около 50 заявок. Изначально планировалось поддержать не более 20-25 из них, однако в конечном итоге к проведению в течение 2017 года было рекомендовано 38 поездок. У отдельных проектов на начальном этапе возникали проблемы с набором студентов в группу, однако справиться с этим помогла взаимовыручка коллег, которые рассказывали на своих занятиях о тех или иных возможностях. И, конечно, оказалась полезной «Ярмарка проектов».

«Встраивание в «Ярмарку проектов» помогло реализации нашей задумки, – говорит менеджер Управления образовательных инноваций и специальных международных программ Сергей Селеев. – Студенты Вышки должны получить за проектную деятельность некоторое количество кредитов, то есть бакалавр выбирает на ярмарке проект, который ему интересен и которой соответствует требованию его образовательной программы. Экспедиция по проекту «Открываем Россию заново» – один из таких проектов».

Идеальным вариантом экспедиционной команды была та, в которой собраны преподаватели с нескольких факультетов и студенты-социологи, политологи, юристы, журналисты, историки, то есть та, где каждый мог найти себе исследовательскую задачу.

«Наш университет всегда был за междисциплинарное взаимодействие, и дело не только в курсах общего цикла, которые преподаются на всех факультетах или майнорах, – считает проректор Игорь Чириков. – Жизнь может повернуться как угодно, и наша задача – подготовить выпускника к возможной смене ориентиров и другому знанию. Важно также, чтобы социологи разговаривали с юристами, историки – с дизайнерами как практикующие специалисты, понимающие друг друга. Конечно, нет задачи обязать все факультеты вывезти студентов в поле. Однако математики, физики, программисты могут присоединиться к исследовательским группам из других направлений и попробовать открыть для себя эвристический потенциал экспедиций».

Поначалу и здесь проявились определенные сложности межфакультетской коммуникации, но уже сейчас можно утверждать, что те экспедиции, которые смогли собрать разношерстную команду, от этого только выиграли.

 

Кто, куда и зачем?

Географический фокус студенческих экспедиций был сознательно сдвинут в пользу малых городов и поселков. Из-за того, что сроки работы в поле не такие большие (две недели), шансов на то, что удастся полноценно исследовать ту или иную проблему в небольших городах, значительно больше.

«Мы продвигаем бренд малого российского города, но на самом деле все зависит от конкретных задач, которые решаются в той или иной экспедиции, – говорит Игорь Чириков. – Например, лингвисты едут в деревни в поисках говоров и диалектов. Управленцы предпочитают небольшие районные центры, в которых можно увидеть работу государственной инфраструктуры на низовом уровне, и так далее. Маршрут каждой поездки зависит от конкретных задач, которые ставит руководитель экспедиции».

Иногда инициатива приходит с другой стороны. После встречи ректора НИУ ВШЭ и губернатора Воронежской области Алексея Гордеева сотрудники администрации Воронежской области пригласили студентов Вышки к себе в регион, с тем чтобы они в ходе экспедиций помогли решить важные практические задачи.

Например, был запрос на разработку проекта реконструкции здания Дворца молодежи и станции юных натуралистов. «Это был хороший вызов для наших коллег с факультета коммуникаций, медиа и дизайна, – отмечает Оксана Черненко. – И они отправились в Воронежскую область с двумя целями – работа над исследовательской задачей и помощь руководству российского региона в решении реальной проблемы. Мы надеемся, что в будущем научный интерес наших университетских сотрудников также будет дополняться запросами из регионов».

 

Первые итоги

Первый опыт 36 экспедиций был по большей части локализован в Центральном федеральном округе, хотя также состоялись поездки в Калининградскую, Архангельскую, Тюменскую области, Пермский край, на Черноморское побережье и на Кавказ. Активно включились в этот процесс дизайнеры, историки, управленцы, культурологи, философы, лингвисты и филологи. Юристы, журналисты, экономисты, востоковеды в свою очередь открыли для себя формат подобной работы. При этом каждая специальность располагает своей исследовательской оптикой и пониманием того, как должна проходить экспедиция.

Презентации результатов на круглом столе «Встреча с реальностью: студенческие полевые экспедиции», прошедшем 5 октября, показали, что ничего общего, кроме названия «экспедиция», у дизайнеров, лингвистов, историков, социологов и культурологов практически нет. Разные цели и задачи, разные методы, разные выводы. Например, в экспедиции профессора Олега Будницкого было два основных направления – работа в архивах и культура памяти. Иными словами, что люди помнят и что они могут узнать о том, как им подается история. Культурологи составляли экскурсионные маршруты и писали концепцию развития музея-заповедника Дивногорье. По словам Виталия Куренного, это один из самых успешных выездов (заметим, что за это лето он побывал в четырех экспедициях). Дизайнеры в одной поездке разработали уникальные шрифты и материалы для сувенирной продукции университета, а в другой– создали проект реконструкции здания по заказу администрации Воронежской области. Студенты-юристы в экспедиции Ольги Моляренко в Весьегонск смогли собрать местную юридическую фактуру: во время интервью с прокурором и судьей они узнали о реальной практике судопроизводства на уровне района.

Решение практических задач ведет к диверсификации профессиональных умений студентов, а овладение такими исследовательским навыками, как опыт интервьюирования незнакомых людей из разных сфер деятельности, анализ практик и мест памяти, означает, что наши выпускники будут чуть лучше подготовлены к будущей работе. При этом руководители экспедиций отметили, что важно избежать так называемого «академического туризма», то есть ситуаций, когда студент участвует в трех-четырех поездках за сезон. В такой ситуации времени для проведения нормального исследования не остается – экспедиция становится сбором фотографий в альбом. Коллеги также поняли, что собранный материал требует более осмысленного и длительного анализа.

Следующий конкурс планируется запустить в начале 2018 года, и хотелось бы, чтобы преподаватели, которые по каким-то причинам не решились провести экспедицию в 2017 году, отбросили свои сомнения и прислали заявки.

 

Комментарии организаторов и участников

Сегодня, в условиях прозрачной информационной среды, когда обеспечен очень быстрый обмен информацией, многие высокорейтинговые иностранные журналы заинтересованы в получении данных, именуемых на английском «first-hand accounts» или «first-hand data». Их можно получить только в ходе полевых исследований. Причем в ситуации религиоведческих штудий необходимо изучение не только религиозной ситуации мегаполиса, но и локальных сообществ, базирующихся в малых городах. В условиях поликонфессиональной российской палитры ситуация в разных регионах отличается принципиально. Поэтому поездки совершенно необходимы, во время этих поездок можно узнать взгляды, предпочтения и факты из конфессиональных сообществ– все то, что обычно не видно за фасадом медийных новостей о религии. Более того, если медийная картинка отражает публично высказанное мнение религиозных лидеров или медийных фигур, то во время экспедиции информанты в личной беседе высказывают самые сокровенные вещи, касающиеся их мироощущения, приоритетов, проблем, реальных конфликтов, встроенности в локальные сети, общественные группы и административные отношения. Если информанты соглашаются на интервью, то беседы, как правило, бывают доверительными.

В случае экспедиции «Изучение межконфессиональных и межнациональных отношений в Воронеже и Воронежской области», организованной мною совместно с Жанной Корминой, ставилась цель, чтобы студенты, отвлекшись от привычных «кабинетных» занятий, смогли почувствовать, что такое работа в «поле», получить опыт интервьюирования, и в итоге применить обретенный за время обучения теоретический аппарат в жизни, и тем самым ощутить, что существует не только отвлеченное знание, но и жизнь, которая нуждается в нем. Во время полевого этапа изучения религиозности и этноконфессиональных проблем студенты получили возможность применить знания, приобретенные в рамках религиоведческого майнора по части предметов социологии религии, философии религии, а также психологии религии.

В Воронеже представлены практически все основные религиозные традиции: различные христианские конфессии, иудаизм, ислам, буддизм, кришнаиты, различные НРД и множество экзотических религиозных групп синкретического характера. Православие представлено не только Русской православной церковью, но и катакомбниками, оставшимися с советского периода и сохраняющими уникальную культуру самоорганизации вдали от административного ресурса. Этот факт позволяет, помимо «респектабилизированного» православия, изучать группы, относительно свободные от ситуационных идейных и политических предпочтений. Наконец, Воронежская область известна также своими уникальными еврейскими общинами, включая знаменитые поселения субботников– в том числе пос. Высокий и Ильинка, являвшиеся не раз объектом исследования не только отечественных, но и зарубежных антропологов, историков, социологов.

Особенностью религиоведческих экспедиций является особая сложность, обусловленная «вхождением в поле»– участники должны быть готовы к совершенно разному отношению со стороны «объекта исследования»: некоторые верующие не хотят встречаться, а некоторые, наоборот, очень радушны, но стараются во время интервью, вместо прямых ответов на вопросы, проповедовать, выступают в качестве «миссионеров». Искусство исследователя в этом случае – поддержать «душеспасительный» разговор так, чтобы получить volens-nolens ответы именно на интересующие его вопросы. Приходится выбирать ту меру, в какой соблюдать или не соблюдать принятый в религиозном сообществе этикет. Во время поездки в один из монастырей, одна студентка уговорила почти всех девушек надеть платки во время беседы с монахом – вплоть до того, что участники экспедиции в какой-то момент стали напоминать паломническую группу. А в другом, катакомбном монастыре, желая дистанцироваться от религиозного этикета, студенты, наоборот, вызвали гнев прихожанок, вплоть до того, что священнику служившему Литургию в этом монастыре, пришлось вступиться за молодых исследователей. Ситуации породили специальный спор по поводу того, как же все-таки осуществлять «вхождение в поле».

Борис Кнорре

 

Изучением художественных промыслов мы с коллегами из Лаборатории исследований культуры занимаемся уже несколько лет. Описание местных ремесел – обязательная часть программы ежегодных весенних экспедиций «Культурные эффекты границы». Мы видели, как делают знаменитое кубачинское серебро, знаем, как устроена индустрия ковроткачества в Иране. В сентябре четвертую за этот год экспедицию Школы культурологии мы провели в Кирове. Дымковская игрушка, вятская матрешка, капокорешковый промысел, кукарское кружево – наиболее известные промыслы края. Особенностью этой экспедиции было совмещение камеральных работ (в кировских архивах и библиотеке) и полевых исследований. Такой подход соответствовал цели нашей поездки – реконструировать историю ремесленных производств Вятского края и описать современное состояние сферы художественных промыслов в регионе.

Кто-то из участников преодолел в экспедиции свой страх перед полем и провел первые самостоятельные интервью, удивляясь судьбам, творческим траекториям карьеры умелых кировских мастериц и хватких мастеров. Кто-то впервые прикоснулся к документам прошлого, до которых раньше не дотрагивалась рука исследователя, и получил новый опыт переживания истории. На ежедневных вечерних семинарах мы делились друг с другом своими наблюдениями от «встречи с реальностью» и рассказывали забавные истории, случившиеся в течение дня. Одной такой находкой стала докладная тридцатых годов о пьяной артбригаде, которая приехала культурно обслуживать колхоз, но вместо продолжения гастролей решила продолжить веселье – гулять пьяными по округе, спать в огородах, гонять ведомственное авто за вином, но самое главное – участники этого отпуска отказывались уезжать, пока не доедят купленного в соседней деревне барана. Судьба пьяной артбригады неизвестна.

Вечерние семинары мы начинали в библиотеке им. А.И. Герцена, а после ее закрытия продолжали делиться впечатлениями в одном из дружественных заведений города. На третий день мы перестали считать обращения к нам случайных людей, которые становились невольными слушателями наших рассказов: это были предприимчивые сотрудники частных музеев, журналисты федеральных СМИ и просто счастливые горожане, которые подарили нам бутылку хорошего шампанского в честь рождения сына.

Самым ярким событием экспедиции стала поездка в поселок Каринторф, который связывает с «большой землей», городом Кирово-Чепецком, одна из последних действующих в России узкоколеек. Проводниками по местным достопримечательностям, большинство из которых могли быть отличными декорациями к постапокалиптическому фильму, неожиданно для всех стали одиннадцатилетний школьник Кирилл и его подруга Даша. Они показал нам ход в бомбоубежище на территории бывшего Торфяного завода, кладбище поездов в заброшенном депо и даже пригласили на субботнюю вечеринку.

Переживание от Каринторфа дополняли мрачные истории, рассказанные кировочепецким краеведом. Герои его историй сходили с ума или запомнились безумными выходками: будущий олимпийский чемпион, обозначая свои притязания на большой спорт перед тренером, прыгнул из окна четвертого этажа в сугроб; нелюдимый местный житель стал лучшим сотрудником морга, а женщинам, находящимся на предродовом сроке, приходилось в этой же больнице «перешагивать через жмуриков», чтобы дойти до столовой. Казалось, участники экспедиции готовы ко всему. Но в один из последних дней поездки мы познакомились с современным вятским фольклором, один из главных героев которого – отважный Яранский глинышек с глиняным горшком на голове вместо шляпы– спасает родной город от рептилоидов-чиновников, которые, подобно художникам-авангардистам, мечтают очистить город от исторического наследия.

Очевидно, что подобное столкновение с реальностью невозможно пережить без рюкзака с антидепрессантами: в чате Телеграма появился экспедиционный стикерпак и куча локальных мемов, подкрепленных десятками снимков в Инстаграме с хэштегом #cultexp. Помимо многочасовых интервью и сотен архивных документов, участники экспедиции привезли домой жизнерадостный символ этой поездки против осенней хандры – дымковскую игрушку.

Елизавета Березина, Александр Сувалко

 

Школа-экспедиция «Земля Донская в эпоху войн и революций» развернулась в трех пунктах Ростовской области: Ростове-на-Дону, Новочеркасске и станице Старочеркасской. Участников интересовали события беспокойной русской истории 1914–1945 годов: Первая мировая, Гражданская и Вторая мировая войны. Донская земля оказалась в центре тех потрясений – все это оставило в регионе разнообразные следы, которые участники экспедиции пытались обнаружить и осмыслить. Каждый нашел в Ростовской области что-то свое: уникальные архивные документы, музейные собрания, места памяти, мемориальные комплексы. Наибольшей неожиданностью во время экспедиции оказался вход в Государственный архив Ростовской области, который был в отделении полиции, – многие участники впервые оказались за металлической решеткой и до окончания работы в архиве сильно нервничали, осознавая, что находятся за дверью, которую охраняют вооруженные люди.

Владислав Стаф

 

Преподавателю важно иметь возможность выйти за пределы учебной аудитории и работать в «полевом» формате. Помимо того, что так можно учить на реальных примерах и апеллировать к только что полученному исследовательскому опыту, это вынуждает нас пересматривать собственные методы обучения и отношение к студентам. Способ взаимодействия на семинарах и лекциях не всегда предполагает адекватную обратную связь, и в итоге можно преподавать, руководствуясь каким-то довольно далеким от реальности образом студента. Кроме того, полевая работа – это отличный повод начать обсуждать важные и «неудобные» вопросы, до которых на учебных курсах дело может и не дойти. Зачем заниматься социологией? Как выбрать тему исследования? Что нашим информантам нужно знать о наших задачах? Если в малых городах так много проблем, что важнее – делать исследования или заниматься активизмом, пытаться изменить ситуацию?

С точки зрения исследователя, экспедиция – это одновременно шанс собрать данные по своей теме и найти потенциальных коллег. Нескольких студентов всегда получается заинтересовать наукой и конкретными темами, проверить на работоспособность и ответственность, – мы сейчас продолжаем общаться, привлекаем их к своим проектам вне экспедиции, планируем совместные исследования. В этом году в экспедиции мы организовали отдельный полуформальный разговор с участниками о том, какие образовательные и карьерные возможности есть в Вышке и вокруг нее, как выбрать магистерскую программу, попасть в исследовательскую лабораторию, поехать на стажировку. Получается взаимная выгода: для студентов информация и советы о том, как разобраться в насыщенной академической и профессиональной среде, а для нас – поиск и подготовка будущих коллег.

Есть ключевой эффект полевой работы, ценный и для старших исследователей, и для студентов: понимание того, что за нашим объектом стоят живые люди с разными образами жизни, способами рассуждения, возможностями и логиками выбора. Непосредственно сталкиваясь с ними в процессе интервью или даже просто во время непродолжительного визита в их город, гораздо труднее к этому разнообразию жизней, ситуаций и культур относиться с неуважением, иронией или пренебрежением, как это может быть, если ты сидишь в уютном университете и дистанцирован от тех, кого изучаешь.

Алиса Максимова

12 октября, 2017 г.