• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Города под водой

Историческая память и краеведение на Верхней Волге
Селин Адриан Александрович

профессор департамента истории НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге

Важная проблема современного дискурса о развитии исторической политики в России – поиск способов осмысления прошлого через материальные памятники и пространство. Именно пространство является наиболее важной локализацией памяти; отсюда особое значение именно местной истории, местной памяти, воспроизводимой (и конструируемой) локальными сообществами. Каналом этого конструирования сделалось краеведческое движение, авторитетно организующее места памяти в тех или иных локальных сообществах. Рабочей гипотезой нашей экспедиции является предположение о том, что краеведческое движение первой трети XXI столетия в России в ситуации «дефицита знаний» для научного осмысления истории пространства и вместе с тем «перепроизводства данных», их демократичной доступности в сочетании с низкой степенью общественного доверия к медийному и школьному историческому канону создает локальные тексты, серьезно различающиеся от места к месту. Таксоном такого сообщества, вероятно, можно считать небольшой город / административный район.

Целью организованной в 2019 году экспедиции было исследование краеведческого сообщества на Верхней Волге. Важную роль здесь играют несколько тем, в связи с которыми краеведы ставят перед собой следующие вопросы. Каким для их города представляется Золотой век? Каковы genii loci, гении места, или герои местной истории, вокруг которых выстраивается повествование о судьбах города? Какова среда, то есть отношения краеведческого сообщества с местными властями и горожанами? Что за институты (музеи, предприятия, банки и пр.) занимаются конструированием прошлого?

Осенью 2019 года в рамках проекта «Открываем Россию заново», запущенного Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики», была организована экспедиция, объектом изучения которой сделались города Верхней Волги: Рыбинск, Пошехонье, Мышкин, Углич, Калязин, Кашин, Бежецк, Весьегонск. Рабочим названием экспедиции стало заглавие книги В.И. Ерохина «Города под водой». Книга посвящена затопленным в результате строительства Рыбинской гидроэлектростанции городам, расположенным в верхнем течении реки Волги.

Рыбинск

Исследование началось в Рыбинске. Рыбинск – самый крупный город из посещенных нами в ходе экспедиции (около 200 тысяч человек населения, численность которого падает с 2011 года). Этот город был прежде всего интересен как своеобразный культурный центр, где теме затопления поселений после строительства Волжского каскада посвящены сразу несколько экспозиций в разных музеях.

Помимо вопроса о том, как воспроизводится и конструируется память о затопленной Молого-Шекснинской низменности, нас интересовала рыбинская «аура города», то, какие исторические сюжеты влияют на локальную идентичность и составляют ее.

О «городах под водой» исследовательской группе в Рыбинске удалось выяснить следующее. В основной экспозиции Рыбинского государственного историко-архитектурного и художественного музея вопрос о затоплении не поднимается, хотя часть экспозиции отведена созданию Рыбинской ГЭС. Достаточно подробно аспект создания водохранилищ преподносится на временной выставке «Русская Атлантида», но основное внимание здесь сосредоточено на технической стороне строительства гидроэлектростанции.

Музей Советской эпохи Рыбинск / ВКонтакте

Важное место в музейно-краеведческом пространстве Рыбинска занимает Музей «Советская эпоха» в микрорайоне ГЭС-14. Однако здесь вовсе не поднимается тема затопления. Основная цель экспозиции – рассказать скорее об общем опыте «советскости», нежели о локальной истории. Заметную роль в структуре экспозиции играют не только элементы советского быта. По замыслу авторов экспозиции и экскурсии «узнаваемость» для современной аудитории должна подчеркнуть отсылка к снимавшемуся на территории бывшего Дома культуры Рыбинской ГЭС сериалу «Легавый».

Одной из важнейших составляющих туристического образа города Рыбинска оказался «миф о купечестве», многократно пересекающийся с мифом о Золотом веке. С точки зрения архитектуры центр города активно застраивался во второй половине XIX века, а одной из основных архитектурных доминант набережной стало построенное в 1913 году здание хлебной биржи – сейчас в нем располагается архитектурно-исторический музей. Возможно, это послужило одной из предпосылок для конструирования «купеческого мифа» того самого Золотого века, когда городу требовались здания такого масштаба для осуществления торговли хлебом. Об этом упоминается и на основном туристическом сайте Рыбинска (2rybinsk.ru). Помимо этого, уже несколько лет вывески магазинов на улице Крестовой, одной из главных улиц города, приводят в соответствие с действующим здесь порядком размещения наружной информации: вывески большинства из них (даже тех, что открыты по франшизе) теперь выполнены в рекомендованных цветах и с использованием дореволюционной орфографии. Этим занимается администрация города, предоставляя субсидии и помощь в составлении дизайн-проекта для собственников. Сама улица некоторое время была закрыта для проезда, оставаясь пешеходной, но в 2016 году проезд снова разрешили; на данный момент он затруднен из-за дорожных работ, связанных с ремонтом брусчатки. Из вышеизложенного можно сделать выводы об ориентированности администрации города Рыбинска на туристов, а равно и об исторической политике местных властей, что может послужить темой для дальнейших исследований.

Новая хлебная биржа в Рыбинске
Новая хлебная биржа в Рыбинске
old.inforybinsk.ru

Из интервью с одним из создателей Музейного комплекса «Нобели и нобелевское движение» (Волжская наб., 53) стало очевидно, что одним из важнейших для краеведов города подходом является биографический: большая часть трех музейных экспозиций посвящена известным людям, которые либо родились в Рыбинске, либо какое-то время в нем жили. По этому же принципу организована и современная мемориализация: памятник Нобелю напротив музея и Льву Ошанину на Волжской набережной. В интервью работник музея выразил несогласие с некоторыми методами и подходами к работе Музея «Советская эпоха» в микрорайоне ГЭС-14. Как мы уже отмечали выше, экспозиция этого музея (работающего, как и Музей Нобелей, по предварительной записи на экскурсию) содержит в себе достаточно разрозненную коллекцию предметов советского обихода, сгруппированных тематически или по принципу использования, но не хронологически, а значит, возникает риск, что у посетителей такая экспозиция сформирует представление о «советскости» как о некоем обобщенном опыте без внутренней динамики.

Помимо этого, сюжет о промышленном Рыбинске (не обязательно советском, но и советском тоже) также оказывается одной из составляющих Золотого века: с одной стороны, и в дореволюционные, и в предреволюционные годы развитие промышленности, по мнению наших информантов, шло максимально быстрыми темпами; с другой стороны, проекты советской власти (например, организация Волжского каскада водохранилищ) со свойственной им масштабностью привели к притоку населения и еще более сильному росту производства.

Туристический образ, который в последние годы продвигается местной администрацией, резко контрастирует с образом – продуктом работы местных краеведов, хотя они взаимопроницаемы.

Фрагмент выставки «Неизвестная Молога – Русская Атлантида»
Фрагмент выставки «Неизвестная Молога – Русская Атлантида»
visityaroslavia.ru

Молога

Эпицентром «волжской трагедии» середины ХХ века стал город Молога, ныне полностью затопленный Рыбинским водохранилищем. Посещение останков Мологи не входило в задачи экспедиции, но тем не менее этот город не мог остаться незамеченным в ходе исследования. В Рыбинске, ближайшем к Мологе, в местном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике проходила временная выставка «Русская Атлантида», посвященная затопленным территориям Верхневолжья. Акцент в том числе был сделан и на Мологе. В Рыбинске существует отдельный музей, посвященный городу (Музей Мологского края). Это сравнительно редкий пример государственного музея, созданного по народной инициативе. У него два источника пополнения коллекции: подарки мологжан и краеведческие экспедиции в Мологу. Свою миссию музей видит не столько в сохранении памяти прошлого, сколько в возрождении Мологского края как культурно-исторической общности. Сотрудники музея и активисты землячества работают над идеей создания Мологской административной территории с центром в селе Веретея или поселке Борок, ранее находившихся в Мологском уезде.

pulse.mail.ru

Для Рыбинска проблема памяти о Мологе как никогда актуальна. В городе действует Землячество мологжан – общественная организация, объединяющая потомков выходцев из Мологи. Сейчас в организации состоят порядка 250 человек, среди них есть граждане Бельгии, Франции и США. Совсем недавно, в 2018 году, в Рыбинске проходила очередная встреча землячества. В ходе мероприятия активисты совершили ставшее традиционным путешествие до места затопления города и опустили в воду венки в память о своих предках, потерявших родной дом.

В 2014 году уровень воды в Рыбинском водохранилище опустился до такой критически низкой отметки, что из-под воды показался фундамент некоторых строений Мологи. Частичное обнажение земель города усилило интерес к нему, журналисты местных СМИ были приглашены в пресс-тур в Мологу. В этом туре принимал участие В.И. Ерохин, автор книги «Города под водой».

В Угличе студенты снова вернулись к теме этого города во время интервью с Виктором Ерохиным. На его взгляд, Мологой интересуются не только местные историки и краеведы, но и представители других стран. К примеру, «китайцы хотели учесть опыт советской власти при переселении жителей города в конце 1930-х, чтобы не повторять ошибок прошлого при схожих обстоятельствах в современном Китае».

Особое внимание было уделено изучению мифов и историй, связанных с «Русской Атлантидой». Одна из самых популярных историй, рассказываемая потомками мологжан и теми, кто интересуется этой проблемой, – это миф о 294 погибших при затоплении города. Директор Рыбинской ГЭС в интервью местным СМИ опровергает этот факт, утверждая, что Рыбинское водохранилище заполнялось постепенно в течение четырех лет.

Пошехонье
Пошехонье
Ярославия

Пошехонье

Пошехонье – это небольшой город в Ярославской области, а также название местности, расположенной на берегах реки Шексны (Шехони), вытекающей из Белого озера и впадающей в Рыбинское водохранилище (до 1946 года – в Волгу). В этой части речь пойдет о Пошехонье-городе.

Одним из культурных центров города Пошехонье является Народный историко-краеведческий музей. В 2017 году музей перебрался в соседнее со старым здание упраздненного отделения Россельхозбанка. Старое признали аварийным, однако администрация решила его не сносить. Примечателен резон: здание использовалось при съемках сериала «Город», таким образом став узнаваемым и почитаемым горожанами объектом, который должен был бы привлекать в город туристов. Если следовать экспозиции в Народном музее, Золотым веком для города был не столько XIX век, отголоски которого проявляются как далекое прошлое в основном на фотографиях города, сколько середина и вторая половина XX века. Широкой популярностью в округе (Рыбинске, Ярославле) пользуется другой музей, расположенный в Пошехонском районе, – «Русь Советская», в котором романтизируется советское прошлое, конструируемое кинематографистами XXI века, а зачастую и увиденное глазами тех, кто был лишь косвенно связан с временами советской власти в России. Действие сериала «Город», в котором «снималось» старое здание Народного историко-краеведческого музея, разворачивается в 60-е годы XX века.

Ярославия

Администрация Пошехонского района совместно с Народным историко-краеведческим музеем запустила туристско-краеведческую экспедицию для детей школьного возраста. В задачи экспедиции входит «создание условий для освоения учащимися района духовных, природных и культурных ценностей края». Маршрут экспедиции пролегает через знаковые места и поселения Пошехонского района, а не только по городу.

Тема краеведения в Пошехонье практически не раскрыта. Местный исторический нарратив, связанный с затоплением трети территории города в 1946 году, в самом городе почти не представлен. Выстроенная в историко-краеведческом музее экспозиция лишь вскользь упоминает об обширном затоплении городов Ярославской области, фокусируя внимание туристов на строительстве ГЭС. До 2011 года в Пошехонье существовал проект частного музея «Резиденция Водяного», где эта тема разрабатывалась; ныне он закрыт.

vodarybinsk.ru

Мышкин

Город Мышкин – административный центр Мышкинского района Ярославской области, не включенный, однако, в официальный маршрут Золотого кольца России. Основная экономическая деятельность в городе связана с туризмом и его развитием. Но как добиться постоянного туристического потока городу, который не имеет крупных исторических памятников, легендарных событий и известных рядовому обывателю жителей? Этот вопрос не ставился нами при подготовке к беседе с местным краеведческим сообществом, но тем интереснее было понять, что история и экономика здесь тесно переплетаются.

В одном из многочисленных мышкинских музеев у нас состоялась встреча с Владимиром Александровичем Гречухиным и Олегом Борисовичем Карсаковым – лидерами краеведческого сообщества города. Краеведение в Мышкине начало зарождаться в 1960-е. Сначала это были школьные и юношеские кружки по интересам, которые собирали всевозможные предметы старины и быта. В 1990-е годы приходит идея создать Музей мыши. Так было положено начало некоммерческому частному учреждению культуры «Мышкинский народный музей», включающему в себя сейчас восемь музеев. Музей не получает централизованного государственного финансирования, им управляют местные краеведы – как в хозяйственном, так и в идеологическом отношении. Кроме того, в Мышкине существует Академия краеведения, занимающаяся непосредственно популяризацией изучения родного города. Там проводятся семинары с участием местных жителей, научные конференции, фестивали, выпускается своя газета, путеводители по городу, сборники докладов. 

independentmuseums.ru

Мышкинская краеведческая жизнь чрезвычайно активна. В.А. Гречухин, один из основателей краеведения в Мышкине, своей основной мотивацией для занятия краеведением называет стремление «узнать и понять Мышкин» (он переехал в Мышкин из деревни по учебе), а затем показать и рассказать всем, почему он Мышкин так полюбил. Эта личная мотивация в 1990-е годы переросла в понимание того, что «город может быть интересен не только жителям, но и путешественникам». Как только туризм приходит в Мышкин, появляется туристическая инфраструктура, новые рабочие места. В интервью В.А. Гречухин отмечал, что «сейчас ему важно, чтобы туристу понравилось в городе, он захотел купить сувенир, вернуться в Мышкин еще раз». Это работает на создание в городе рабочих мест и одновременно стимулирует и благоустройство Мышкина.

Существует и внутренняя борьба за использование уже наработанного Мышкиным туристического потенциала. Мышкинское краеведение продолжает существовать автономно от местной администрации. Обществу краеведов предоставляются определенные льготы как некоммерческой организации, но никакой постоянной финансовой поддержки нет. Более того, муниципальные власти создали свои туристические объекты, тем самым «отобрав» туристов у Мышкинского народного музея.

Углич
Углич
Ярославия

Углич

Углич, наряду с Мышкином, – один из наиболее включенных в стабильный туристический поток городов на маршруте экспедиции. Он состоит в официальном списке городов Золотого кольца, что привлекает не только туристов со всей России, но и иностранцев. Особенной популярностью, согласно записанным в городе интервью, Углич пользуется у туристов из Китая.

Угличский кремль – историко-архитектурный комплекс в самом центре города на берегу Волги. Там мы и провели интервью с В.И. Ерохиным, историком-краеведом, бывшим директором Угличского государственного историко-архитектурного и художественного музея, автором книги «Города под водой. Путешествие по затопленным берегам Верхней Волги». В.И. Ерохин считается экспертом в этой теме, он неоднократно привлекался к участию в создании документальных фильмов и материалов, посвященных затопленным городам. Важное место в интервью В.И. Ерохин уделил затопленному городу Мологе, являющемуся также объектом специфического туризма в периоды, когда вода опускается достаточно низко для того, чтобы можно было увидеть остатки построек. Ерохин подчеркнул, что тема затопленных городов вызывает достаточно сильный интерес и его книги (помимо «Городов под водой», он является автором книги «Русская Атлантида: путеводитель по затопленным городам Верхней Волги») пользуются спросом. Действительно, хотя сам Углич затоплен не был и от строительства каскада Рыбинской ГЭС не пострадал, тематика затопленных городов оказывается по-настоящему актуальной в его культурном пространстве, в том числе и среди угличских краеведов. Так, угличский краеведческий журнал «Углече Поле» посвятил вопросам затопленных городов и ГЭС едва ли не больше выпусков, чем множеству других аспектов локальной истории, таким как древняя история края или Смутное время.

Основными объектами Угличского кремля являются Палаты дворца угличских удельных князей, церковь царевича Димитрия на Крови, Богоявленский собор (ныне выставочный зал) и Спасо-Преображенский собор, главный действующий храм Углича.

Палата дворца удельных князей в Угличе
Палата дворца удельных князей в Угличе
amtg-rus.ru

Палаты – сохранившаяся часть дворца, построенного князем Андреем Большим в конце XV века, – одно из старейших светских сооружений Центральной России. Экспозиция палат посвящена разным аспектам истории города Углича: на первом этаже представлены экспонаты, реконструирующие быт удельных угличских князей XV века, повествующие о событиях Смуты на Угличской земле, а также посвященные реформам Петра Великого; экспозиция второго этажа рассказывает об Угличе в эпоху правления Романовых. Общее впечатление от исторической экспозиции нецелостное, аннотации ко многим экспонатам малоинформативны, и принцип их подбора в рамках одной экспозиции иногда непонятен. Однако встречаются и интересные экспонаты, и создается впечатление некоторого непрерывного развития Углича от центра удельного княжества до уездного города в составе огромной империи. В экспозиции проступает исторический нарратив о Золотом веке Углича, пришедшемся на период бытности его центром удельного княжества, способного вести самостоятельную политику. Этот период рассматривается как эпоха стабильности, расцвета архитектуры и искусства в Угличской земле. Персонификацией Золотого века в Угличе можно считать образ князя Андрея Большого, особенно почитаемого в Угличе. Попадание в сферу тверского влияния во время борьбы между Москвой и Тверью за первенство в централизации рассматривается как негативная страница истории, которая «положила конец угличской независимости». «Убийство» царевича Димитрия в 1591 году, значение которого будет рассмотрено ниже, в данном контексте предстает как продолжение экспансии и вмешательства центра в дела удельного княжества.

Церковь царевича Димитрия является, пожалуй, самым интересным объектом на территории Угличского кремля. Она построена на месте гибели младшего сына Ивана Грозного, царевича Димитрия. В ней расположена небольшая экспозиция – мемориально-выставочный комплекс «Святыни и реликвии угличской трагедии»: слюдяной фонарь, рака, в которой в 1606 году мощи царевича переносились в Москву, фотокопии Угличского следственного дела и т.д. Миф о царевиче Димитрии – ключевой для исторического образа Углича и конструирования локальной идентичности, и церковь на Крови – его материальное воплощение. Другие элементы локальной идентичности, такие как опыт сравнительной независимости в бытность удельным княжеством или опыт Смуты, оттесняются на второй план образом царевича Димитрия и его убийства: царевич даже изображен на гербе города Углича. Этот образ выполняет сразу несколько функций в конструировании локальной идентичности. Во-первых, знание об «истинных обстоятельствах» гибели царевича рассматривается как прерогатива угличан. По словам смотрительницы одного из залов музея, «угличане всегда знали, как на самом деле было». Во-вторых, убийство царевича является подобием демаркационной линии между спокойной жизнью Углича (и, возможно, всей России) и тем хаосом, который в нее внесла Смута, спровоцированная гибелью наследника.

В Богоявленском соборе в момент нашего посещения проходила выставка, посвященная непрофессиональному портрету горожан XVIII–XIX веков и иконам угличских святых. Обе они демонстрируют внимание к локальным идентичностям.

Во второй день в Угличе мы посетили Музей гидроэнергетики, экспозиция которого рассказывает о появлении в России гидроэлектростанций, их строительстве и принципах работы. Этот музей демонстрирует альтернативный нарратив о строительстве каскада ГЭС: в отличие от нарратива утраты «городов под водой», музей ГЭС предлагает нарратив о прирученной природе и достижениях человека.

Углич, один из самых древних городов, посещенных нами, демонстрирует большую роль средневековой истории в конструировании локальной идентичности, но центральным ее элементом остается образ невинно убиенного царевича Димитрия, широко представленный в городском пространстве. Популярность же тематики затопленных городов в угличском краеведении оказалась для нас в определенной степени неожиданной, поскольку, как уже было сказано выше, сам Углич затоплен не был.

Край справедливости

Калязин: «подводная могила»

Вскоре после моста, в фокусе оглаженной широким разливом крутой луки возникает, как огромный обелиск над подводной могилой, знаменитая Калязинская колокольня.

Ерохин В.И. Города под водой (Тверь, 2010)

Калязин – небольшой город в Тверской области, находящийся на правом берегу Волги при впадении в нее небольшой речки Жабни. Название и статус города Калязин получил в 1777 году, когда по губернской реформе были объединены находившиеся здесь ранее Троицкая и Губернская слободы близ Калязина монастыря. Город активно развивался благодаря Макарьевскому монастырю, в связи с чем в современной краеведческой литературе принято называть монастырь «градообразующим». Согласно общему историческому нарративу, Калязин успешно застраивался и рос вплоть до 1940 года, даты постройки Угличской ГЭС. В результате затопления под водой оказалась историческая часть города (более 530 домов), в том числе и монастырь. Все, что осталось на поверхности и свидетельствует о прошлом Калязина, – возвышающаяся над водой колокольня Николаевского собора, символ города и его визитная карточка.

Задачи краеведения в Калязине

Калязин представляет собой особый пример конструирования локальной исторической памяти. В ситуации отсутствия каких-либо материальных исторических свидетельств местные институты, конструирующие прошлое (музеи, краеведческое сообщество, экскурсоводы), постоянно обращаются к воображению посетителей города, чтобы те представили себе Золотой век городка до затопления. В этом огромную роль играют визуальные источники, всевозможные гравюры и фотографии. Калязинская колокольня, в свою очередь, оказывается единственным запоминающимся памятником, вокруг которого выстраивается повествование. Интересно, что, несмотря на богатую историю, в Калязине очень слабо развита туристическая сфера, через которую могли бы транслироваться местные исторические нарративы. Наша исследовательская группа смогла посетить единственный краеведческий музей города, а также пообщаться с местным представителем краеведческого сообщества Сергеем Николаевичем Кругловым, который любезно согласился провести для нас небольшую экскурсию. Он рассказал о Макарии, монахе, заложившем здесь монастырь в XV веке, поделился информацией о калязинцах, их традициях, но большую часть рассказа он посвятил, конечно, монастырю и колокольне. Сергей Николаевич отметил в интервью, что «раньше краеведение было мощным общественным движением, активно участвующим в общественной жизни». «Сегодня же краеведение ушло в себя и представляет из себя круг людей с общим интересом к локальной истории», – сказал он. Исследователи истории родного края часто собираются на конференции и издают свои книги, однако не стремятся влиять на современность.

Краеведческие Макарьевские чтения, на которых люди выступают со своими докладами по истории не одного лишь Калязина, но и других мест, проводятся ежегодно с 2013 года. Если обратиться к сборникам докладов, то окажется нетрудно локализовать Золотой век Калязина, то есть тот период истории, к которому больше всего обращаются и который, по мнению краеведов, относится к былому величию города. Например, в сборнике, опубликованном по результатам Вторых чтений в 2014 году, все сообщения посвящены либо средневековому периоду – времени расцвета монастыря, и основные их герои – местночтимые святые, – либо Смутному времени. Главной фигурой этого периода для калязинцев является князь Михаил Скопин-Шуйский. Такой интерес к Средневековью заметен и в интервью С.Н. Круглова. Следовательно, из поля зрения калязинских краеведов полностью выпадает советский период. Фокус Макарьевских чтений сосредоточен не на проблемах осмысления истории своего края, а на таких проблемах, как «Значение патриотизма для современной России», «Уроки революционной катастрофы и современные угрозы», «Задачи исторического просвещения и духовного воспитания» или же «Третий Рим: историческая концепция или будущее России?». Несмотря на то что информация взята с заведомо политически ангажированного информационного ресурса, при рассмотрении повестки каждой из конференций становится ясен политический запрос, стоящий за организацией данных чтений. Таким образом, краеведческое сообщество города Калязина работает в прямом диалоге с властью.

Калязинские Макарьевские чтения
Калязинские Макарьевские чтения
69rus.org

Genii loci, или Герои истории Калязина

В Калязине выявлены два основных местных «героя». Первый герой исторических повествований – святитель Макарий, основатель Троицкого (будущего Макарьевского) монастыря. Макарий после принятия пострига в кашинском Клобуковом монастыре отправился в район реки Жабни и здесь у небольшого поселения, которым будто бы владел боярин Иван Каляга (по одной из версий, именно от его имени произошло название города), основал свой собственный монастырь. Каляга впоследствии ушел в монастырь и отдал обители все свои земли. Позже вокруг монастыря вырос город Калязин. Поэтому св. Макарию в центре Калязина поставлен памятник. Это вторая по значимости после колокольни достопримечательность города.

По словам С.Н. Круглова, на месте нынешнего памятника Макарию в советский период стоял памятник В.И. Ленину. Однако он был разрушен и утерян, а на его месте поставлен новый. Этот случай показателен с точки зрения репрезентации в городском пространстве советского периода истории. Новый памятник был установлен в 2008 году, следовательно, в современном Калязине существует общественный запрос на мемориализацию именно досоветского прошлого города.

В пользу такого общественного запроса свидетельствует и присутствие памятника второму по важности персонажу локальной истории – князю Михаилу Скопину-Шуйскому. Этот памятник тоже был установлен недавно, в 2009 году, «на деньги, собранные горожанами». Монумент оказался в Калязине потому, что именно здесь князь Скопин-Шуйский разбил «польские отряды, вторгнувшиеся в русские земли во времена Смуты» в 1609 году. Таким образом, установкой памятника калязинцы отмечали юбилейную дату в истории.

Случай Калязина – это яркий пример того, как локальная историческая память конструируется в отсутствие какой-либо материальной базы, то есть без репрезентации исторического наследия в городском пространстве. Именно поэтому в 2000-е годы в Калязине возник социальный заказ на мемориализацию героев истории места, что и привело к открытию двух памятников в центре города.

Кашин
Кашин
TravelAsk

Кашин

Мне казалось, что Кашин есть нечто вроде светлого помещичьего рая, и я горько роптал на провидение, уродившее меня не в Кашине, а в глухой калязинской Мещере, где помещики вповалку не спали, в сижу-посижу не играли, экосезов не танцевали, а жили угрюмо, снедаемые клопами и завистью к счастливым кашинцам.

М.Е. Салтыков-Щедрин. Современная идиллия

В отличие от других городов на пути нашей экспедиционной группы, Кашин не пострадал от затопления в ходе сооружения Рыбинской и Угличской ГЭС. Общение с местным сообществом краеведов, организованным в Общество изучения Кашинского края, позволило выявить иные доминанты в репрезентации исторического прошлого Кашина.

Краеведение в Кашине

Образованное в 2010 году Общество изучения Кашинского края объединяет работников Кашинского краеведческого музея и библиотеки, школьных учителей и их учеников, студентов колледжей и пенсионеров. Текущие задачи краеведения в Кашине мы обсудили в ходе круглого стола 26 сентября 2019 года.

Основным направлением деятельности краеведческого сообщества города Кашина является работа с населением, особенно с молодежью, т.е. с учащимися средней и старшей школы и колледжей. Она включает в себя устройство ежегодных краеведческих чтений, на которых учащиеся могли бы представить свои работы по локальной истории. Среди популярных тем – историческая память горожан и советский период в истории города. Краеведческое общество использует интерактивные формы распространения знаний в области локальной истории – квесты и фестивали. Среди старшей публики популярны краеведческие лекции при музее и так называемые «краеведческие четверги» при библиотеке, иногда сопровождаемые показом фильма, тематически связанного с историей Тверской области. При этом деятельность краеведов встречает поддержку в молодежной среде, свидетельствами чего становятся заметные инициативы. Например, проект мемориализации памяти шведского принца Густава Вазы, несостоявшегося жениха Ксении Годуновой, который умер в 1607 году в Кашине, был предложен выпускником одного из колледжей Кашина и по совместительству главой Молодежного совета Кашинского района Дмитрием Серовым. Сайт «Кашин-Град», интернет-портал, направленный на развитие туризма и популяризацию исторического знания, тоже был создан по инициативе молодежного сообщества Кашина.

Туризм при этом не является самоцелью для кашинских краеведов. Организация и проведение экскурсий входит в их деятельность: именно краеведы выступают экскурсоводами для всех туристических групп, посещающих Кашин. Однако развитием туристической инфраструктуры и привлечением туристов в Тверскую область посредством организации фестивалей в основном занимается областная администрация. По словам А.П. Маловой, основная туристическая публика в Кашине представлена семьями или небольшими группами москвичей и петербуржцев, посещающих город на выходных. Часто туристы заезжают в Кашин как бы проездом из Калязина, чья знаменитая колокольня служит местом притяжения. При этом работники Кашинского музея не высказывают сильной обеспокоенности малым потоком туристов, так как их основной целью все же является просвещение и организация досуга местных жителей.

Путешествия с Иваном да Марьей

Золотой век

В нарративе, конструируемом в книгах и лекциях краеведов, период наибольшего расцвета Кашина, представляющийся ныне Золотым веком, неразрывно связан с материальным наследием – другими словами, с архитектурой города. После городской реформы Екатерины II в Кашине стало развиваться каменное строительство. Оставшиеся с тех пор постройки, главным образом церкви, служат материальной базой для формирования исторического образа Кашина. Как следствие, период до конца XVIII века практически не представлен ни в городском пространстве, ни в музейном.

Наиболее широко репрезентированный период истории Кашина, XIX век, позиционируется в краеведческой литературе как время экономического подъема кашинского купечества, сделавшего капитал на торговле алкогольными напитками. На деньги купцов сооружаются многочисленные церкви Кашина, которые до сих пор являются доминантами исторического ландшафта города.

Краевед В. Никонова строит свое повествование, отталкиваясь от гражданской архитектуры. Через рассказы, в которых прослеживается генеалогия жильцов того или иного дома, она наполняет городское пространство смыслами, так как, по ее словам, «город без людей – просто декорации». Однако некоторые персоналии возникают в рассказах чаще других, независимо от их привязки к какому-либо архитектурному памятнику.

Genii loci

Наиболее популярная из них – св. Анна Кашинская. Интересна история ее канонизации: на данный момент ее случай – единственный известный в России прецедент повторной канонизации. После Раскола Анна Кашинская была исключена из лика святых (1677 год), а ее мощи похоронены без каких-либо опознавательных знаков. Почитание Анны Кашинской восстанавливается только в конце XIX века. В 1909 году Святейший синод принимает решение о ее повторной канонизации, а мощи возвращаются во вновь открытую церковь в Кашине.

В советский период мощи несколько раз изымались, а церковь закрывалась, однако ныне почитание св. благоверной Анны Кашинской восстановлено. Около церкви поставлен памятник, к которому новобрачные, согласно местной традиции, возлагают цветы.

Другим новым кашинским «гением места» можно назвать А.Х. Артузова, одного из основателей советской разведки, памятник которому в центре Кашина был открыт в 2017 году. Реабилитированный в 1956 году, один из руководителей ОГПУ практически отсутствует на страницах краеведческой литературы, как, впрочем, и весь советский период истории Кашина, интерес к которому стал проявляться только в последние годы. Однако памятник Артузову все-таки был поставлен; по словам краеведа О.А. Никитиной, инициатива исходила от «ветеранов ФСБ». При этом на открытии памятника подчеркивались «положительные аспекты биографии Артузова».

Таким образом, представленные в городе исторические слои сильно различаются по духовному и политическому содержанию. При этом если в формировании образа Анны Кашинской активное участие принимает сообщество краеведов, то во включении в исторический нарратив Артузова заинтересована определенная группа акторов.

Особняк Неворотиных в Бежецке
Особняк Неворотиных в Бежецке
Drive2

Бежецк

Бежецк – небольшой город в Тверской области, расположенный на берегах реки Мологи в 126 километрах от областного центра. В отличие от городов-соседей, Бежецк не пострадал во время создания Рыбинского водохранилища, что явно не позволяет включить его в группу «затопленных городов». Вместе с тем заслуживает внимания активное краеведческое сообщество города. Большая часть участников краеведческого общества – люди с неисторическим бэкграундом, которые заинтересовались историей своего края в зрелом возрасте, осознав необходимость «сохранения памяти о родных землях». Понимая, что история и археология Бежецка и его округов активно исследуется специалистами, основной своей задачей члены общества видят сохранение «памяти и любви к родной земле». Важнейшей целью они считают работу с молодежью (конкурс работ, посвященных истории деревень Бежецкого края, и т.п.). Важным фидбэком для краеведов является тот факт, что бежецкая молодежь, по их наблюдениям, часто поступает на исторические факультеты или другие отделения вузов, связанные с историей.

Члены краеведческого общества подчеркивают свою активную работу в тверских и центральных архивах. На основе полученной информации они выпускают работы по истории края, публикуемые и финансируемые властями. Участникам экспедиции удалось познакомиться лично с В.Н. Сорокиным, С.В. Бривером и их свежими работами об истории Бежецка. Вопрос интервьюеров о genii loci – «героях нашего времени» – спровоцировал небольшую дискуссию среди двух ученых. С.В. Бривер считает, что это, бесспорно, Гумилевы, из которых, по его мнению, следует сделать своеобразный бренд для привлечения туристов, в то время как В.Н. Сорокин настоятельно обращал внимание интервьюеров на деятельность других именитых земляков (по всей вероятности, как раз в связи с чрезмерной мемориализацией Ахматовой – Гумилевых в городе).

dmshrii.ru

Этот вопрос вскрыл довольно важную для бежечан тему – роль Гумилевых в исторической памяти города. По словам краеведов, после репрессий о семье Гумилевых забыли. Оставались лишь некоторые жители, которые были лично с ними знакомы, знали о творчестве своих земляков и украдкой переписывали их стихотворения. И только к концу 1980-х был открыт мемориальный музей Гумилевых. В наши дни эта семья тесно ассоциируется у бежечан с их городом. В 2003 году в Бежецке открыли памятник семье Ахматовой – Гумилевых. Памятник представляет собой две плоскости. На одной – Анна Ахматова и Гумилев-старший, на второй, как бы отколовшейся, – Гумилев-младший. При этом Анна Ахматова и Гумилев-младший изображены во весь рост, а Гумилев-старший представлен бюстом, что, по мнению местного краеведа, символизирует его оборвавшуюся жизнь.

Примечательно, что почти все бежецкие школы названы в честь выдающихся земляков: В.Я. Шишкова, А.П. Иванова, В.В. Андреева, Л.Н. Гумилева. Все эти персоналии так или иначе связаны с искусством и наукой, что демонстрирует трепетное отношение города к своей истории. Краеведы подчеркивают, что «каждый житель чувствует связь с гением места, буквально генетическую».

Таким образом, наибольшая концентрация «мест памяти» и «гениев места» в городе приходится на начало – середину XX века, и это наводит на мысль, что Золотой век Бежецка – именно этот период. В городе много застройки ХХ века. Однако весь город пронизан советским прошлым: центральная площадь, на которой установлен Обелиск Победы (жители города отмечают, что ради установления монумента были разобраны мощеные улицы, материалом которых выложена современная аллея); четырехэтажные «сталинки» 1920-х годов стоят по соседству с деревянными особняками XIX века; на месте песчаного карьера, в XIX веке принадлежавшего монастырю, построена детская площадка. Интересно отношение к советскому прошлому в городе Бежецк. Идет мемориализация в основном персон советского периода с оттенком негативного отношения к советской власти (здесь это связано с репрессиями Гумилевых). Тем не менее жива память о том, что «при советской власти» не было недостатка в рабочих местах.

Городской портал

Весьегонск

Весьегонск – затопленный город на северо-западе России, в Тверской области, в верховьях Моложского плеса, в 150 километрах от Рыбинской ГЭС. Городок возник в XII веке и был торговым погостом, но распространено мнение, что он существовал и ранее в качестве родового центра племени весь, от которого и получил свое современное название.

К 1940-м годам Весьегонск был практически полностью погружен под воду в связи с заполнением Рыбинского водохранилища. Накануне затопления там проживало 6 тысяч человек. Среди построек превалировали деревянные дома. Под воду ушло три четверти городской территории: площадь, главные улицы, каменные и деревянные постройки. Позднее территорию города перенесли в другое место. Теперь на прежнем месте можно увидеть лишь осоку и луг, протянувшиеся на несколько километров, песчаные отмели, а также полуостров Кирики, где ранее располагался храм и кладбище. Оставшуюся же часть города на сегодня составляют несколько уцелевших деревянных домов, здание тюрьмы, которое, к слову, упоминается Н.В. Гоголем в «Мертвых душах» как пример убогого казенного места в захолустном городке, и перенесенные из зоны затопления храмы – Казанский и Троицкий.

Самое сложное, по мнению местных краеведов, – показать Весьегонск таким, чтобы на фоне других городов он занял свое особое место. Еще с екатерининских времен город выступает как символ мещанской провинции. В нем нет архитектурных памятников, монастырей или усадеб.

Городской портал

Тем не менее в городе существует краеведческий музей, который в этом году отпраздновал столетний юбилей. Основан он был краеведом А.А. Виноградовым. В 1939-м он был закрыт в связи с массовым переселением горожан, материалы увезены в Калинин (ныне Тверь), где их не удалось сохранить. Решение восстановить музей и его экспозицию было принято в 1967 году. Сейчас здесь представлены археология и дореволюционная история Весьегонского края с коллекцией этнографических материалов. Впрочем, музей сегодня не является ни центром краеведческого движения, ни ядром, формирующим туристический бренд города.

Из бесед с краеведами и работниками местной библиотеки удалось узнать, что, пожалуй, наиболее благоприятным временем в локальной истории является вторая половина XVIII века, когда Весьегонск получил статус города. Именно тогда здесь открылись присутственные места, утвердился план и герб города (рак на золотом фоне). 

В настоящий же момент в городе не наблюдается существенного развития. Отношения между местным краеведческим сообществом и властью нельзя назвать налаженными: в городе практически отсутствует историко-культурная составляющая. Основанием для такого вывода может служить хотя бы тот факт, что единственный объект, предлагающий гостям города экскурсию по Весьегонску, – это винный завод.

Этому заводу стоит уделить особое внимание, поскольку производство вина – одна из основных отраслей экономики города, которая берет начало еще с 1910-х годов. Так как город являлся одним из крупнейших центров торговли Российской империи и был знаменит своими ярмарками, туда съезжались купцы, у которых весьегонское вино пользовалось особым спросом. В советский период производство было особенно хорошо налажено, и завод занял первую позицию по выпуску и продаже плодовых вин. Сегодня это динамично развивающаяся компания, которая активно осваивает российский рынок. Помимо этого, завод предоставляет гостям города экскурсии, в ходе которых они могут наблюдать технологический процесс производства вина и его дальнейшее брендирование.

***

Краеведческие сообщества различны и изменяются от города к городу. Посетив восемь городов, наша исследовательская группа пришла к выводу, что нельзя описывать краеведческое движение как монолитное, так как в каждом городе существует своя особая среда, своя история и свои возможности, которые сказываются на особенностях производства исторического прошлого. Помимо этого, в результате затопления больших территорий в 1940-х годах города Верхней Волги оказались в ситуации отсутствия материальной базы (например, памятников архитектуры) для репрезентации своей истории. Поэтому краеведы разных верхневолжских городов очень по-разному решают проблему конструирования прошлого своего края.

 

17 января